Глава 14 Формы государственно-территориального устройства

Форма государственно-территориального устройства – это способ территориальной организации государства. Т.е. это характеристика того, на какие части разделено государство и как они взаимодействуют с центром. Синонимы этого термина – «форма государственного устройства» или «форма территориального устройства».

Вообще, территория любого государства разделена на части. Или, если выражаться научно, у каждого государства есть административно-территориальное деление. Невозможно управлять сразу всей территорией и всем населением, поэтому любую страну делят на части – провинции, штаты, области, земли, округа, районы. Все они объединены в понятие «административно-территориальные единицы». Каждая из этих единиц обычно имеет своё руководство: главу региона («губернатора», «главу администрации» и т. д.), а также коллективный орган, похожий на парламент – он избирается населением и решает региональные вопросы (утверждает бюджет, разрешает или запрещает приватизацию госимущества, принимает нормативные правовые акты и т. д.).

Так вот, считается, что в одних случаях эти части страны сами имеют признаки государства (например, свои законы, суды или полицию) – и тогда состоящее из них государство называют «федеративным». А в других случаях части страны не имеют признаков государства – и такое государство называют «унитарным».

Унитарное государство

До XVIII в. никаких федераций в современном виде не существовало, и все государства были унитарными. Таковы и большинство современных государств. Считается, что унитарное государство – это цельное государство с единым законодательством и системой госорганов, части которого не имеют признаков государства. Слово «унитарный» происходит от латинского unitas («единство»).

Любое унитарное государство обычно имеет административно-территориальное деление и состоит из разных регионов – провинций, областей, округов и др. Руководители этих регионов могут как избираться, так и назначаться, но сами эти регионы, повторюсь, официально не имеют атрибутов государства.

Впрочем, иногда в унитарных государствах существуют территории, которым дана определённая самостоятельность («автономия») – например, право принимать свои законы по разным вопросам. Обычно автономию дают региону, где живут представители национального меньшинства, чтобы те не слишком грустили из-за отсутствия собственного государства. Например, Таджикистан дал автономию Памиру (Горно-Бадахшанской автономной области), Финляндия – Аландским островам, Франция – Корсике, Китай – пяти разным регионам (в том числе Тибету и Уйгурии), Великобритания – трём (Уэльсу, Северной Ирландии и Шотландии).

Степень этой автономии может различаться. Где-то руководители автономного региона не имеют почти никакой власти и могут решать лишь вопросы использования национального языка. А где-то автономный регион имеет свои суды, полицию и даже особую правовую систему, которая не связана с общегосударственной. Например, в Шотландии действует континентальная (романо-германская) система права, в то время как в Англии и Уэльсе – прецедентная. То есть шотландские суды решают споры исходя из других принципов, нежели английские, хотя это, казалось бы, одно государство.

Унитарные государства без автономий называют «простыми», а с автономиями – «сложными».

Но даже если в унитарном государстве есть автономии, обычно они занимают только какую-то его часть. А остальная территория так и продолжает быть единым и цельным государством.

В последнее время правовая наука выделяет особую разновидность унитарных государств – так называемые «регионалистские» государства. Эти государства не являются федерациями, но их регионы имеют широчайшие полномочия. К таким странам, в частности, относят Испанию и Италию.

Так, статья 117 Конституции Италии говорит, что регионы этой страны могут принимать свои законы о городской и сельской полиции, сельском хозяйстве, профессиональном обучении, градостроительстве, туризме, дорожной сети, охоте, рыболовстве и т. д. То есть в Италии регионы выглядят даже более самостоятельными, чем в некоторых федерациях (например, в России).

Таким образом, представление об унитарном государстве как о полностью едином и унифицированном государстве не всегда верное. Ничто не мешает властям унитарного государства дать больше самостоятельности одному, нескольким или всем регионам.

Федерация

Федерация (от латинского foederatio – объединение, союз) или федеративное государствоэто государство, части которого сами имеют признаки государства. Главный из этих признаков – свои законы. Кроме того, у регионов могут быть свои суды, полиция и налоги.

Первая федерация возникла в конце XVIII в., когда жители тринадцати английских колоний в Северной Америке провозгласили независимость от Великобритании и отстояли её в войне 1776-1783 гг. Для совместной борьбы они создали международный союз под названием United States of America – «Соединённые Государства Америки».

В итоге после войны в Северной Америке появилось тринадцать совершенно независимых государств со своими законами и органами власти. Объединял их только Конгресс Конфедерации – съезд представителей всех бывших колоний. Однако этот съезд не имел почти никакой власти, и каждое государство проводило самостоятельную политику. Через несколько лет бывшие союзники начали спорить по таможенным вопросам, а отсюда было недалеко до более серьёзных конфликтов.

Видя эти проблемы, представители тринадцати государств собрались в 1787 г. на очередной съезд в Филадельфии и разработали учредительный документ нового объединённого государства – Конституцию.

Согласно документу, бывшие колонии сливались в единое государство с общим парламентом, высшими судами и правительством. В течение нескольких лет все тринадцать колоний признали Конституцию, а название международного союза – United States of America – стало обозначать новое большое государство.

Из-за этого в английском и некоторых других языках возникла двусмысленность. Словом state стали называть не только независимое государство, но и часть федеративного государства. Для второго значения, чтобы было понятно, термин иногда уточняют и пишут federated state. А в русском языке придумали ещё одно специальное слово – «штат». Поэтому, соответственно, слово state в этом контексте на русском языке переводится как «штат», а всё государство – как «Соединённые Штаты Америки».

Итак, США стали новым типом государства в мировой истории – федерацией. Части этого государства оставались самостоятельными, но некоторые полномочия передавали высшим – федеральным – органам власти. Каждый штат вводил свои налоги и собирал их, имел свою полицию и судебную систему. Но при этом решения суда одного штата признавались во всех остальных, так что должникам и преступникам не имело смысла бежать в другие штаты. Жители одного штата имели те же права при переезде в другой штат и могли свободно перемещаться по стране. Пограничный и таможенный контроль внутри страны исчезал. Армии всех штатов объединили и передали под командование федеральных властей. Для ведения общих дел Соединенных Штатов учреждался парламент – Конгресс, избираемый всенародно глава государства – президент, а также главный судебный орган – Верховный Суд.

Позже появились другие федерации, созданные по примеру Соединённых Штатов. Иногда, как и в США, это были объединения изначально независимых государств (Швейцария, Объединённые Арабские Эмираты). Иногда федерации возникали после изменения политического режима в стране (Россия, Германия). Иногда бывшие колонии после обретения независимости решали, что нужно каждому региону дать больше самостоятельности (Индия, Индонезия, Бразилия, Мексика, Нигерия).

Почти все большие страны имеют федеративное устройство. Например, в первой десятке самых населённых стран мира федерациями являются все, кроме Китая и Бангладеш. Но есть и достаточно маленькие федерации, например, Бельгия или Швейцария.

В России регионы федеративного государства называют «субъектами федерации». Подразумевается, что они являются самостоятельными субъектами власти, пусть и в составе другого государства. Это словосочетание – «субъект федерации» – используют в законодательстве и научных трудах, в том числе посвящённых другим странам. То есть словом «субъект федерации» в правовой науке обозначают все возможные разновидности регионов в федеративных государствах – штаты в США, Мексике, Бразилии, Индии и Нигерии, федеральные земли в Германии и Австрии, кантоны в Швейцарии, провинции и территории в Канаде и все разновидности регионов в России. Отсюда пошли выражения – «закон субъекта федерации», «органы власти субъекта федерации» и т. д.

Входящие в федерацию регионы, как правило, не обладают правом выхода из неё. Были, впрочем, исключения: например, статья 72 Конституции СССР 1977 г. указывала, что «за каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР». Это и предопределило распад государства в 1991 г.

В теории различают национальные и территориальные федерации. В национальных федерациях в разных субъектах живут разные народы, а в территориальных федерациях границы субъектов не связаны с расселением этнических групп. Национальные федерации не очень прочны и больше склонны к распаду, как это произошло с Югославией и СССР. Поэтому, например, при создании федерации в Нигерии границы штатов были проведены так, чтобы нигде не доминировало одно племя.

Современная Россия – это нечто среднее между национальной и территориальной федерацией. Некоторые регионы у нас образованы по национальному признаку (республики, автономные округа и автономная область), другие – по территориальному (области, края, города федерального значения).

Также различают симметричные и ассиметричные федерации. В первых все субъекты равноправны (как, например, штаты в США), а во вторых субъекты имеют разный статус (как, например, в России, где есть республики, области, города федерального значения и т. д.).

Лирическое отступление: федерация и монархия

Большинство федераций – республики. Но существуют и федеративные монархии: Бельгия, Малайзия и Объединённые Арабские Эмираты. Интересно посмотреть, как в этих странах сочетаются форма правления и форма территориального устройства.

Так, в Бельгии есть всего один монарх – король, стоящий во главе страны. При этом каждый регион напоминает парламентскую республику: жители избирают региональный совет, а его депутаты формируют правительство региона.

В Объединённых Арабских Эмиратах (ОАЭ) есть целых семь монархов – эмиров (русский аналог этого слова – князь). Собственно, ОАЭ и возникла в 1971 г. как объединение семи эмиратов – независимых абсолютных монархий. Страной управляет Высший Совет, состоящий из всех семи эмиров и решающий самые важные вопросы государственного значения. Также существует официальный глава государства – президент. Этот пост постоянно занимает один из эмиров, глава самого крупного эмирата Абу-Даби.

Наконец, Малайзия состоит из разнотипных регионов: в некоторых есть монархи (султаны), а в некоторых – нет. Соответственно, одни регионы по внутреннему устройству напоминают парламентские монархии, а другие – парламентские республики. Каждые пять лет региональные султаны выбирают из своей среды короля – официального главу государства, не имеющего серьёзных полномочий. А реальная власть в стране принадлежит парламенту и сформированному им правительству.


Понятие «федерация» объединяет государства, в которых регионы обладают очень разной степенью самостоятельности. Соединённые Штаты стали, можно сказать, самым федеративным из всех федеративных государств. В этой стране каждый штат имеет свою сложную систему законодательства (в том числе собственные Уголовный и Гражданский кодексы), систему налогов и судебную систему, действующую параллельно с федеральной, свою полицию и многие другие атрибуты государства. То есть каждый штат сам решает, как нужно регулировать сделки и вопросы собственности, торговлю и трудовые отношения, что считать преступлением и как за него наказывать, какие требования предъявлять к судьям и как их избирать или назначать, на какие подразделения делить полицию и какие задачи перед ней ставить.

В других федерациях субъекты обычно не настолько самостоятельны. Для сравнения – в России действует единый Уголовный и Гражданский кодекс, у регионов нет своей полиции, а возможность принятия своих налогов и законов сильно ограничена федеральным законодательством.

Германия находится где-то посередине между США и Россией. По всей Германии действует единый Уголовный и Гражданский кодексы, но, например, полиция разделена на федеральную, подчиняющуюся властям Германии, и полицию земель (которая подчиняется региональным властям). Аналогично – в Швейцарии, где каждый кантон (регион страны) имеет большие полномочия, но значительная часть вопросов решается на федеральном уровне.

В общем, никаких стандартов при построении федерации не существует. В каждой федерации определяют по-разному, какие вопросы нужно решать на федеральном уровне, а какие – на уровне субъектов федерации.

И анекдот про формы государственно-территориального устройства. Английский мальчик, норвежский мальчик, французская девочка и швейцарская девочка обсуждают, откуда появляются малыши. «Малышей приносит аист», – сказал английский мальчик. «Нет, малышей находят на рождественской елке», – возразил норвежский мальчик. «Во Франции малышей находят в капусте, – сказала французская девочка. – А что насчет Швейцарии?» Швейцарская девочка задумалась и ответила: «Зависит от кантона».

Лирическое отступление: федерализм в России

Полномочия центра и регионов в российской Конституции прописаны в статьях 71-73.

71-я статья перечисляет вопросы, которые могут решать только федеральные власти. Там перечислены самые важные темы: деятельность судов и прокуратуры, уголовное и гражданское законодательство, регулирование интеллектуальной собственности, финансовое, валютное, кредитное регулирование и т. д.

Следующая, 72-я статья вызывает замешательство. Она перечисляет предметы «совместного ведения» центра и регионов. Это некоторые второстепенные вопросы: административное, трудовое, семейное, жилищное законодательство, охрана окружающей среды, природопользование и т. д. При этом указанная статья не объясняет смысл термина «совместное ведение». То есть нет никаких разъяснений, кто и каким образом «совместно» принимает решения по данному вопросу.

В итоге все эти вопросы каждый раз решают по-разному и без всякой привязки к Конституции. Трудовое, семейное или жилищное право практически целиком регулируют федеральные законы. Назначение мировых судей формально передано в ведение регионов, а назначение всех остальных – в ведение федерации. Появилось двухуровневое административное законодательство: федеральный КоАП и кодексы об административных правонарушениях регионов, нормы которых зачастую дублируют друг друга.

«Категория «совместного ведения» РФ и ее субъектов весьма обширна, в итоге почти во всех сферах Федерация идет по пути прямого и директивного регулирования общественных отношений в обычных законах, – отмечает завкафедрой конституционного права юрфака МГУ Сурен Авакьян в статье «Гарантированное народовластие». – Отсутствие четкости в федеративных отношениях ведет к метаниям. Один президент милостиво разрешает субъектам РФ – берите суверенитета, сколько сможете проглотить. Следующий, приступив к обязанностям, констатирует, что в итоге две трети законодательства субъектов РФ принимается с нарушениями федерального законодательства, и начинает закручивать гайки» («Независимая газета»).

Наконец, 73-я статья Конституции говорит, что во всех остальных вопросах регионы совершенно самостоятельны. Это выглядит почти смешно, поскольку значимых полномочий, не перечисленных в статьях 71 и 72, почти не осталось.

В результате каждый раз при принятии закона депутаты Госдумы сами решают, какие полномочия оставить центру, а какие – отдать регионам. Обычно почти все значимые вещи решены в федеральном законе, а регионам либо разрешают вносить косметические изменения (например, снизить брачный возраст с 16 до 14 лет, согласно ст. 13 Семейного кодекса РФ), либо вообще не дают ничего решать.

Что лучше

Региональные органы власти в унитарных и федеративных государствах формируются схожим образом. Например, и там, и там обычно существуют региональные советы, избираемые населением, – аналоги парламентов. Они принимают региональный бюджет и региональные нормативные правовые акты. В федеративных государствах такие акты обычно называют «законами» (например, законы штата Техас, или законы Вологодской области, или законы Баварии), а в унитарных – как-то по-другому.

К примеру, областные советы в Белоруссии определяют порядок управления и распоряжения областной собственностью, устанавливают местные налоги и сборы и т. д. (ст. 17 закона РБ «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь»). Естественно, всё это облекается в форму нормативных правовых актов. Правда, везде указано, что облсоветы делают это «в соответствии с законом» или «в пределах, установленных законом». Но в России региональные законодательные собрания тоже могут принимать законы лишь в тех пределах, которые им дают федеральные законы.

Соответственно, какой-нибудь закон Красноярского края от 8 ноября 2007 г. N 3-674 «О налоге на имущество организаций» ничем принципиально не отличается от решения Брестского областного совета депутатов 20 декабря 2013 г. № 321 «О налоге на недвижимость». Только в первом случае речь идёт о субъекте федерации, поэтому он принимает именно «законы», а во втором – о регионе в унитарном государстве (Белоруссии), поэтому он принимает не «законы», а «решения», «постановления» или что-то ещё.

Впрочем, в некоторых унитарных государствах – например, в Испании – региональные нормативные акты тоже называют законами. Есть, например, закон испанской области Андалусии «О регулировании градостроительства» (Ley de Ordenación Urbanística de Andalucía) или закон испанской области Каталонии «Об образовании» (Ley de Educación de Cataluña).

И в унитарных, и в федеративных государствах существует глава региона – иногда его называют «губернатор», иногда каким-то другим именем. Порядок его назначения или избрания почти никак не зависит от того, является ли государство унитарным или федеративным.

В федеративных государствах главу региона избирает либо население, либо местное законодательное собрание (США, Мексика, Индонезия, Германия). То есть форма правления в регионе похожа либо на президентскую, либо на парламентскую республику.

Но такое бывает не только в федерациях. Например, в Италии (унитарном государстве) большинство губернаторов (Presidente della Giunta regionale – «президент регионального исполнительного совета») избраны населением. В других унитарных государствах регионы имеют парламентскую форму правления: население вначале избирает региональный совет, а его депутаты – главу региона. Например, польские и чешские губернаторы (соответственно, marszałek województwa и hejtman) избираются региональным советом. В Испании руководители регионов – их называют «президентами» или «президентами правительства» (например, Presidente de la Junta de Andalucía – «президент правительства Андалусии») также избираются региональными парламентами.

В то же время в России в 2005-2011 г. губернаторов назначал президент. Формально, правда, главу региона утверждали в должности законодательные собрания субъектов РФ. Но именно президент предлагал кандидатуру губернатора и мог распустить заксобрание в случае несогласия. Так что фактически это было именно назначение.

В общем, тенденция современного мира такова – любое демократическое государство стремится децентрализовать власть и передать регионам часть полномочий. И это происходит как в федеративных, так и в унитарных государствах. С другой стороны, любое недемократическое государство напротив – хочет централизовать всё управление и сосредоточить власть в столице страны. И здесь регионам не может помочь даже федеративное устройство. Так было и в Советском Союзе, так происходит и в современной России.

Таким образом, разделение государств на федеративные и унитарные сегодня становится всё более условным. Само по себе название формы территориального устройства не даёт информации о распределении полномочий между центром и регионами.

Конфедерация

Иногда к формам государственно-территориального устройства относят конфедерацию. Однако конфедерация, строго говоря, не является государством. Это союз двух и более независимых государств, образованный, как правило, на основе договора для решения общих экономических, политических или военных задач. То есть конфедерация, в отличие от федерации, не образует нового государства, а её субъекты сохраняют полный суверенитет и право выхода из союза. Конфедерация действует только на основании международных договоров, а их в любой момент можно расторгнуть.

Нагляднее всего разница между федерацией и конфедерацией видна в правовой сфере. В федерации существует федеральное законодательство, которое имеет приоритет над региональным и которое регион не может поменять или отменить на своей территории. Например, власти российских регионов не могут сказать, что их не устраивает Уголовный кодекс РФ и они не будут их применять на своей территории. А участник конфедерации в любой момент может сказать: нас не устраивает международный договор, заключённый в рамках конфедерации, и мы отменяем его действие.

Из-за этого конфедерации обычно очень недолговечны. Либо они превращаются в федерацию, либо рано или поздно государства – субъекты конфедерации не сойдутся в каком-то вопросе и решат жить по отдельности.

Средний срок жизни конфедерации – несколько лет. Например, США существовали в виде конфедерации с окончания Войны за независимость в 1783 г. и до принятия Конституции в 1789 г., а затем превратились в федерацию. Конфедеративные Штаты Америки, созданные рабовладельческими южными штатами США, просуществовали с 1861 г. по 1865 г. и были разгромлены северными штатами. Союз Африканских Государств (конфедерация Мали, Ганы и Гвинеи) просуществовала с 1960 г. по 1962 г., Сенегамбия (Сенегал и Гамбия) – с 1982 г. по 1989 г., конфедерация Сербии и Черногории – с 2003 г. по 2006 г.

Сегодня единственное государство, у которого в названии есть слово «конфедерация» – это Швейцария, она же Швейцарская Конфедерация (на французском – Confédération suisse, на немецком – Schweizerische Eidgenossenschaft). Однако, несмотря на это, Швейцария – классическая федерация. Каждый регион Швейцарии (кантон) очень самостоятелен, однако никто из них не может выйти из состава государства. Федеральные законы в Швейцарии имеют приоритет над региональными, а в ведении центральных властей находится ряд важных вопросов (война и мир, внешние отношения, армия, железные дороги, связь, денежная эмиссия и т. д.).

На конфедерацию сегодня похожи многие международные организации, задача которых – экономическая интеграция. К таким «почти конфедерациям» можно отнести Европейский Союз, МЕРКОСУР (союз южноамериканских стран) и Евразийский Экономический Союз (союз России и несколько других стран бывшего СССР). Все они, особенно Евросоюз, очень напоминают конфедерации, хотя и не называют себя таковыми.

Лирическое отступление: ЕГЭ и форма государственно-территориального устройства

При сдаче экзаменов в российских школах и университетах лучше забыть большую часть того, что я сейчас рассказал. Особенно – про отсутствие принципиальной разницы между унитарным государством и федерацией.

Дело в том, что та упрощённая версия правовой науки, которую у нас преподают, исходит из теории, а не практики. А в теории разница между федеративными и унитарными государствами всё же существует. И эту разницу нужно понимать при сдаче экзамена по обществознанию, правоведению, теории государства и права или конституционному праву.

Если суммировать всю теоретическую информацию о форме государственно-территориального устройства, то выйдет примерно следующая картина.

В унитарном государстве:
- регионы не обладают признаками государства и не имеют политической самостоятельности;
- регионы не имеют своих конституций;
- регионы не могут принимать свои законы;
- парламент обычно имеет однопалатную структуру.

В федеративном государстве:
- регионы обладают некоторыми признаками государства и определённой политической самостоятельностью;
- в каждом регионе есть своя конституция или иной похожий закон;
- регионы могут издавать свои законы, но приоритет имеют законы, изданные центральными органами власти;
- парламент имеет двухпалатную структуру.

Наконец, конфедерация – это не государство, а союз государств, ориентированный на внешнеполитические или экономические цели (например, победу в войне или экономическую интеграцию), где каждый из участников сохраняет свой суверенитет.

Этой информации о государственно-территориальном устройстве вам вполне хватит для сдачи большинства экзаменов, в том числе ЕГЭ по обществознанию.

Бикамерализм

Во многих странах мира существуют двухпалатные парламенты. Это явление получило название «бикамерализм». Причём в унитарных и федеративных государствах они возникли по разным причинам. В этом плане проще всего сравнить парламенты Англии (унитарного государства) и США (федерации).

Напомню, что в Англии парламент возник в XIII в. А в XV в. он был разделён на две части (палаты): нижнюю – Палату Общин, и верхнюю – Палату Лордов. В первой заседали выборные представители разных уголков королевства, во второй – самые влиятельные феодалы. Считалось, что верхняя палата должна сдерживать возможные радикальные предложения нижней палаты. Скажем, если депутатам нижней палаты захотелось бы отнять все земли у богатых и раздать бедным, то верхняя палата могла заблокировать такое решение.

Но ещё в начале XX в. верхняя палата потеряла право блокировать решение нижней. Сегодня она может лишь отложить принятие закона и направить его на новое обсуждение.

Такие двухчастные парламенты возникли впоследствии во многих унитарных государствах. Их делят на нижнюю и верхнюю палату, которые имеют свои собственные названия. Например, во Франции – Национальное собрание (Assemblée nationale) и Сенат (Sénat), в Италии – Палата Депутатов (Camera dei Deputati) и Сенат (Senato della Repubblica), в Испании – Палата депутатов (Congreso de los Diputados) и Сенат (Senado), в Польше – Сейм и Сенат, в Казахстане – Мажилис и Сенат. Как видите, верхняя палата чаще всего называется «Сенат».

Верхняя палата обычно формируется менее демократичным путём, чем нижняя. Иногда к кандидатам предъявляют более высокие требования по возрасту или образованию, иногда региональные органы власти отправляют туда своих представителей, иногда люди попадают туда за особые услуги перед страной. В итоге верхняя палата оказывается более консервативной и менее политизированной, чем нижняя.

Важно, что именно нижняя палата разрабатывает и принимает законы, а верхняя обычно просто утверждает либо отклоняет их. Кроме того, при парламентской форме правления нижняя палата формирует правительство. Поэтому, вопреки названию, именно нижняя палата – наиболее важная.

Такие парламенты действуют сегодня в большинстве крупных унитарных государств.

В федеративных государствах тоже есть двухпалатные парламенты, но у них немного другая цель. Верхняя палата в них представляет интересы субъектов федерации – каждый из них имеет в ней равное количество представителей.

Идея такого парламента возникла у американцев. Соединённые Штаты, как я уже рассказывал, объединили тринадцать бывших колоний с разным населением и территорией, поэтому маленькие штаты опасались, что их будут ущемлять в новом союзе. Так возник американский двухпалатный парламент – Конгресс. В нём нижняя палата (Палата представителей, House of Representatives) состоит из депутатов от территорий с примерно равным населением, а верхняя палата (Сенат, Senate) – из представителей штатов (от каждого – по два человека). Все законы должны получить одобрение как в нижней, так и в верхней палате.

Чтобы понять, зачем нужна верхняя палата в федеративном государстве, представим следующую гипотетическую ситуацию. Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия решили создать единое федеративное государство – ГУАМ. Естественно, в новом государстве будет свой парламент с депутатами от разных территорий с примерно равным населением. Однако население Украины (48 млн чел.) больше, чем население всех остальных стран, вместе взятых (Молдавия – 3 млн чел., Грузия – 4 млн чел., Азербайджан – 9,5 млн чел.). Поэтому депутаты от украинских территорий всегда будут в большинстве. Молдаване, грузины и азербайджанцы могут забеспокоиться, что новый парламент будет защищать исключительно интересы Украины и ущемлять интересы других будущих субъектов федерации. Соответственно, нужно создать верхнюю палату парламента, где будет по одному или по двое депутатов от каждого такого субъекта. Эта палата будет в обязательном порядке голосовать по проекту бюджета, утверждать изменения границ между регионами, и сможет брать на рассмотрение любой закон, принятый нижней палатой, если сочтёт это необходимым.

Такая же идея лежит в основе разделения российского парламента – Федерального собрания – на две части. Нижняя палата – это Государственная Дума, депутаты которой избираются по партийным спискам и от территорий с примерно равным населением. Верхняя палата – Совет Федерации, который состоит из двух представителей от каждого российского региона (их, правда, не выбирают, а назначают региональные власти). Совет Федерации по некоторым вопросам голосует в обязательном порядке (например, по проекту федерального бюджета), а некоторые законы может взять и рассмотреть, если сочтёт это необходимым. Занятно, что членов Совета Федерации по примеру других стран называют «сенаторами», хотя ни в одном российском законе это слово не встречается.

Даже в унитарных государствах верхняя палата зачастую представляет интересы регионов. Во Франции, Италии, Испании, Казахстане и многих других странах верхняя палата полностью или частично состоит из представителей регионов. Депутаты верхней палаты могут как избираться населением, так и назначаться региональными властями. В итоге получается, что двухпалатный парламент в унитарном государстве выполняет практически те же функции, что и в федеративном. Это ещё один пример того, что в современном мире происходит стирание различий между федерациями и унитарными государствами.

Резюме

Форма государственно-территориального устройства определяет то, на какие части разделено государство и как они соотносятся с центром.

Считается, что унитарное государство – это цельное государство с единым руководством и законодательством, части которого не имеют признаков государства. Иногда в них существуют территории, которым дана определённая степень самостоятельности («автономия») – например, право принимать свои законы по некоторым вопросам. Унитарные государства без автономий называют «простыми», а с автономиями – «сложными».

Особая разновидность унитарных государств, которую выделяют юристы и политологи, – регионалистские государства. Они формально не являются федерациями, но регионы в них имеют широкие полномочия (в том числе право принимать свои законы).

Федерация – это государство, части которого сами имеют признаки государства. Такими признаками могут быть свои законы, а также свои суды, полиция или налоги. Первой федерацией были Соединённые Штаты Америки. Также к федерациям относятся Россия, Германия, Австрия, Индия, Индонезия, Бразилия, Мексика и ряд других стран.

В теории различают национальные и территориальные федерации, а также симметричные и ассиметричные. В России регионы федеративного государства называют «субъектами федерации», в том смысле, что они являются самостоятельными субъектами власти, пусть и в составе государства.

Региональные органы власти в унитарных и федеративных государствах формируют схожим образом. И там, и там обычно существуют региональные советы, избираемые населением, – аналоги парламентов, а также главы регионов (губернаторы). Порядок их назначения или избрания почти никак не зависит от того, является ли государство унитарным или федеративным.

Тенденция современного мира такова – любое демократическое государство стремится децентрализовать власть и передать регионам часть полномочий. И это происходит как в федеративных, так и в унитарных государствах. С другой стороны, любое недемократическое государство наоборот – стремится централизовать всё управление и сосредоточить власть в столице страны.

Конфедерация – это союз двух и более независимых государств, образованный, как правило, на основе договора для решения совместных задач в экономической, политической или военной сферах. Конфедерация не образует нового государства, а её субъекты сохраняют полный суверенитет и право выхода из конфедерации. Обычно они существуют несколько лет, после чего превращаются в федерацию либо распадаются.

Во многих странах существует двухпалатный парламент, который делится на верхнюю и нижнюю палаты. Это явление называется «бикамерализм». Законы разрабатывает и принимает нижняя палата, а верхняя обычно утверждает либо отклоняет закон. Кроме того, в парламентских республиках и монархиях именно нижняя палата формирует правительство.

В унитарных государствах верхняя палата избирается менее демократическим путём, чем нижняя, и призвана обеспечить консерватизм в принятии решений. В федеративных государствах верхняя палата представляет интересы субъектов федерации. В последнее время и это различие между федерациями и унитарными государствами исчезает: во Франции, Италии, Испании, Казахстане и многих других государствах верхняя палата полностью или частично состоит из представителей регионов.

Книгу "Правоведение для всех" в бумажном виде можно купить в следующих местах: «Озон»«Библио-глобус»«Читай-город»«Москва»«Молодая Гвардия»My-Shop«Буквоед» и магазин URSS (самая низкая цена – 299 р.). Также её можно приобрести лично у меня; самовывоз – 300 р. (г. Москва, 300 м от метро «Бауманская»), отправка по почте – 450 р. (пересылка в любую точку РФ). Пишите на мэйл rusakovich@gmail.com, через VK и FB, сообщу вам все необходимые контакты и (или) реквизиты.
Электронная версия книги продаётся по цене 96 р. в интернет-магазинах RideroLitres и Ozon, а по цене $1,97 - на Amazon. С
 каждой проданной книги на Ridero я получаю 60 р., а на Litres, Ozon и Amazon - 24 р., так что при прочих равных лучше покупайте её в Ridero. Если вам кажется, что цена несправедливо низкая и вы хотите поддержать автора на бОльшую сумму, то можете пожертвовать столько, сколько считаете нужным, на мой Яндекс-кошелёк - 410011245764209
Замечания, предложения, дополнения, указания на ошибки и опечатки можно присылать по адресу rusakovich@gmail.com