Глава 15 Политические режимы

Политический режим – система методов и приёмов, при помощи которых руководство государства осуществляет свою власть. Это очень объёмное понятие, которое включает ответы на многие вопросы: каковы отношения руководства страны и населения, какие задачи ставит перед собой руководство, как происходит завоевание и передача власти и т. д.

Издавна мыслители пытались разными способами классифицировать политические режимы. Древнегреческий философ Аристотель делил их на тиранию, олигархию, демократию, монархию, аристократию и политию. Британский политолог Эндрю Хейвуд в книге «Политология» выделил «западную полиархию», «новые демократии», «восточноазиатские режимы», «исламские режимы» и «военные режимы». Российский политолог Григорий Голосов в книге «Сравнительная Политология» описал «традиционный режим», «соревновательную олигархию», «авторитарно-бюрократический режим», «эгалитарно-авторитарный режим», «авторитарно-инэгалитарный режим» и «либеральную демократию». У других исследователей можно встретить иную классификацию.

Всё это многообразие моделей в правовой науке упрощают и сводят к двум-трём вариантам. Считается, что есть два вида политических режимов: демократический и недемократический, а недемократический, в свою очередь, делится на два подвида – авторитарный и тоталитарный.

Категория «политический режим» очень субъективна и неоднозначна. А если говорить об этой теме не абстрактно, а на конкретных примерах, то рассказ неизбежно станет политизированным. Но здесь сложно разобраться, не вдаваясь в политику, поэтому придётся её всё-таки затронуть.

Демократия и её виды

Слово «демократия», как многие знают, в переводе с греческого означает «власть народа» или «народовластие».

Под демократией часто понимают метод коллективного принятия решений с равным воздействием участников на исход процесса. В этом смысле можно говорить о демократии в семье, профсоюзе, религиозной, общественной или коммерческой организации и вообще в любой группе людей. Если при решении проблемы мы спрашиваем всех заинтересованных участников и выбираем вариант, который поддерживает большинство, тогда можно говорить о демократии.

Например, группа туристов заблудилась в лесу и не может решить, в какую сторону идти. Одни говорят, что нужно идти на север, другие – что на юг. Палатка на всех одна, так что разделиться они не могут. В этой ситуации можно всё обсудить и проголосовать: за какой вариант будет большинство, туда группа и пойдёт.

Этому простому принципу, видимо, следовали все первобытные сообщества людей. Взрослые участники племени собирались и решали наиболее важные вопросы: где проводить зиму, как поступать с запасами еды, кого отправить на охоту. В некоторых местах вплоть до позднего Средневековья сохранялась традиция таких народных собраний – когда свободные жители города (обычно только мужчины) собирались и принимали решения. Такие собрания (вече) были в некоторых древнерусских городах, в том числе Новгороде и Пскове. Эта система называется прямой демократией – при ней все люди, обладающие правом голоса, обсуждают и решают важные для них вопросы.

Недостатки такой системы заметили ещё в древности. Людей стало слишком много, у всех появились разные интересы и занятия, а количество проблем, требующих решения, увеличилось в сотни и тысячи раз. В итоге почти везде народные собрания пришли в упадок, а вместо них все вопросы стали единолично решать вожди и цари.

Однако древние греки, жившие в Афинах, додумались до очень простой мысли: если не получается собрать жителей города и совместно решить все вопросы, то можно выбрать людей, которые будут заниматься решением этих вопросов на постоянной основе. Желательно, конечно, избирать их на определённый срок, причём нескольких и с разными полномочиями, чтоб никто не пытался подмять под себя всех остальных. Это была уже не прямая, а представительная демократия. При ней граждане выбирают специальных людей на разные должности со строго определёнными полномочиями. Система представительной демократии – наиболее распространённая в современном мире, и именно её обычно вспоминают, когда говорят о демократическом режиме.

Нечто среднее между прямой и представительной демократией – плебисцитарная. Это когда люди непосредственно не обсуждают решения и законы, которые нужно принять, а просто голосуют за или против решения. Термин «плебисцит» происходит от латинских слов plebs (простой народ) и scitum (решение, постановление). Первоначально эта система возникла в тех же Древних Афинах. Там работал специальный орган – Совет пятисот, который занимался подготовкой законопроектов для народного собрания. Жителям города оставалось только решать: они за предложенный закон или против.

В современных государствах могут присутствовать все три вида демократии. На самом нижнем уровне власти возможна прямая демократия. Так, в российском праве предусмотрен аналог народного собрания или вече – «сход граждан». Такой сход может проходить в поселениях, где живёт не более 300 жителей, обладающих правом голоса (ч. 1 ст. 25 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ»). Соответственно, жители такого поселения могут почувствовать себя древними греками или новгородцами – собраться на главной деревенской площади и совместно решить какой-то вопрос. Конечно, объявить войну персам или шведам уже не получится, но есть и другие важные вопросы: например, постройка общего коровника.

Плебисцитарная демократия проявляется во время референдума – голосования по поводу тех или иных вопросов. В России, правда, такие мероприятия проходят очень редко. Последний общегосударственный референдум был у нас в 1993 г., на нём была принята Конституция. С тех пор власти страны не доверяли гражданам решать ни один важный вопрос.

Но самая распространённая форма демократии – представительная. Именно она преобладает на всех уровнях власти: люди избирают президентов, губернаторов, мэров, депутатов парламента, а также региональные и муниципальные собрания. И именно с этой процедурой обычно связывают понятие «демократический политический режим».

Демократический режим

Главная особенность демократического режима – в нём решения по управлению государством зависят от мнения граждан этого государства. Люди при таком режиме непосредственно влияют на то, какие принимаются законы и кто стоит у власти.

Вообще же, демократический режим не имеет чёткого определения. Как и государство, его определяют через ряд признаков. Т. е. когда в государстве существуют все или большинство таких признаков, то режим можно назвать демократическим.

Вот эти признаки.

Народовластие. Это значит, что народ является единственным источником власти и реализует её через прямую, плебисцитарную и представительную демократию.

Разделение властей. Про сущность и цели принципа разделения властей я уже рассказывал.

Выборность и сменяемость органов государственной власти. Все лица, управляющие страной, приходят к власти путём состязательных выборов без фальсификаций (нарушений) при подсчёте голосов. «Состязательными» называют выборы, на которые допущены все значимые кандидаты и политические силы.

Децентрализация государственной власти. Про эту особенность я уже говорил, рассказывая о формах государственно-территориального устройства. Демократический режим не пытается сосредоточить всю власть в столице, а стремится передать максимум полномочий регионам и городам.

Многопартийность и свобода слова. Одно из непременных условий демократического режима – возможность для граждан зарегистрировать свою партию и принять участие в выборах, а также право высказать своё мнение о положении дел в стране и о её руководстве.

Свобода личности в экономической сфере, в том числе свобода предпринимательства. Если человек не может самостоятельно заниматься производством и продажей товаров или услуг, значит страна не вполне свободна. Поэтому рыночная экономика считается одним из необходимых условий демократического режима.

Большой объём прав и свобод, которые гарантируются гражданам. В демократическом государстве не только провозглашены, но и реально существуют базовые права и свободы – свобода собраний, свобода передвижения, право избирать и быть избранным, право на неприкосновенность частной жизни и т. д.

Первыми демократическими режимами были, видимо, древнегреческие города-государства, самый известный из которых – Афины. Позже демократический режим вместе с республиканским строем установился в Древнем Риме.

В I в. до н. э. Рим превратился в авторитарную монархию. После этого почти две тысячи лет в Европе и остальном мире господствовали в основном недемократические режимы. Были, впрочем, исключения – некоторые города и небольшие страны с республиканским строем (Исландия, Сан-Марино, Венеция, Дубровник, Новгород, Псков). Также в некоторых странах власть короля с какого-то момента стал ограничивать парламент, как это произошло, в частности, в Англии в XIII в.

Но настоящая волна демократизации началась в Европе и Северной Америке в конце XVIII в. и продолжается до сегодняшнего дня. Ныне к демократическим государствам можно отнести США, Канаду, все страны Евросоюза, Японию, Южную Корею, Израиль, Австралию, Новую Зеландию, Чили, Мексику, Бразилию, Индию и ряд других стран.

Недемократические режимы

Недемократические режимы имеют столь же долгую историю, что и демократические. Вероятно, ещё в первобытном мире в некоторых племенах один или несколько сильных воинов захватывали власть и командовали всеми остальными. И если другие члены племени были слабы и разобщены, то вынуждены были подчиняться. Так появились первые вожди, цари, короли и другие подобные лидеры.

Главная особенность недемократического режима – все принципиальные решения по управлению государством принимает его руководство, а народ не может на них повлиять. Также недемократический режим можно определить через отсутствие признаков демократического режима. То есть, например, если в стране нет многопартийности, свободы слова, децентрализации государственной власти и т. д. – всё это означает, что режим в стране недемократический.

Существует две основных разновидности недемократических режимов: авторитарный и тоталитарный.

Слово «авторитарный» происходит от латинского auctoritas (власть, влияние). При авторитарном режиме государством руководит один человек или узкий круг людей, а народ отстранён от управления. Основная задача людей, стоящих у власти при авторитарном режиме, – обогащение и сохранение личной власти. Никаких глобальных целей такие люди перед собой не ставят: они не хотят преобразовать общество, завоевать мир или построить рай на земле. Поэтому уровень насилия сравнительно невелик: сажают только тех, кто активно проявляет недовольство. В частную жизнь граждан государство почти не вмешивается.

Большинство политических режимов в мировой истории были именно авторитарными. Такие государства существуют во множестве и сегодня. Больше всего их в Африке и Азии. Примеры ярко выраженных авторитарных режимов – Китай, Вьетнам, Сирия, Иран, Саудовская Аравия, Россия, Белоруссия, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения.

Надо иметь в виду, что авторитаризм – очень нестабильный режим. За последние полвека многие авторитарные режимы сменились на демократические в результате смерти главы государства, революций и других чрезвычайных ситуаций: в Греции – в 1974 г. после попытки военного режима начать войну на Кипре, в Португалии – в 1974 г. в результате «Революции гвоздик», в Испании – в 1975 г. из-за смерти диктатора Франко, в социалистических странах Восточной Европы – в конце 1980-х – начале 1990-х гг. после серии так называемых «бархатных» революций, в Чили – в 1989 г. после референдума по вопросу о сохранении власти диктатора Пиночета, в Сербии – в 2000 г. после «Бульдозерной революции».

Слово «тоталитарный» происходит от латинского totalis, что означает «весь, целый, полный». Это понятие возникло в период правления диктатора Бенито Муссолини в Италии. Причём сам Муссолини употреблял его в положительном смысле и прямо заявил, что его цель – создание в Италии тоталитарного государства (stato totalitario). Одновременно с ним в Европе существовали два других похожих режима – гитлеровская Германия и сталинский Советский Союз. Между ними нашли много общего, поэтому и объединили в одно понятие.

Муссолини в своей статье «Доктрина фашизма» (1931 г.) называл тоталитарным такой режим, где государственная идеология имеет решающее влияние на граждан. Лозунг такого режима – «Всё внутри государства, ничего вне государства, никого против государства». Иными словами, вся жизнь человека должна быть подчинена государственной власти.

Руководство тоталитарного государства не просто хочет сохранить власть и обогатиться. Оно желает полной победы определённой идеологии: коммунизма, национал-социализма, фашизма, ислама. Все они напрямую касаются каждого гражданина, его семейной жизни, работы и мировоззрения. Каждый в стране должен перестроить свою частную жизнь в соответствии с государственной идеологией и активно бороться за победу этого «единственно верного» учения. При таком режиме очень много пострадавших: не нужно быть в оппозиции, чтобы попасть в тюрьму или под расстрел. Достаточно иметь неправильную национальность, происхождение или образ жизни.

Таким образом, тоталитарный режим отличается господством одной идеологии, массовыми репрессиями и контролем государства над частной жизнью граждан и экономикой.

Тоталитарные режимы пережили расцвет в первой половине XX в. в Германии, Италии, Советском Союзе, Китае, после чего постепенно ослабли и сменились авторитарными либо демократическими. Сегодня тоталитарными государствами можно назвать разве что Северную Корею и Исламское государство (ИГИЛ).

Лирическое отступление: активный гражданин

Важная особенность тоталитарного режима состоит в том, что ему нужна победа государственной идеологии и, соответственно, активные граждане, которые будут за неё бороться: ходить на митинги, стучать на недовольных и даже расправляться с ними. Бороться надо как с внутренними врагами, так и с внешними – ведь почти весь остальной мир живёт неправильно (не по исламу или не по Марксу). Поэтому населению также нужно выявлять шпионов и диверсантов, охранять границу и готовиться к войне. Всё это позволяет держать граждан в состоянии мобилизации.

А вот авторитарный режим напротив – воспитывает в гражданах бездействие. Если тоталитарный как бы говорит людям: «Ты будешь жить так, как мы скажем!», то основной посыл авторитарного режима: «Живи, как хочешь, только в политику не лезь». Никакой внятной и цельной идеологии у авторитарного режима нет: чаще всего его заботят «традиционные ценности» (семья, религия и армия). И напрямую репрессии касаются только тех, кто борется с режимом.

Политологи также называют авторитарные режимы «гибридными». «Гибридный режим старается решить свою основную задачу – обеспечение несменяемости власти – относительно низким уровнем насилия, – пишет Екатерина Шульман в книге «Практическая политология». – Он не имеет в своем распоряжении ни морального капитала монархии, ни репрессивной машины тоталитаризма. Нельзя развернуть «маховик репрессий» без активного участия граждан. Но граждане гибридных режимов не хотят ни в чем участвовать. Характерно, что государственная пропаганда в гибридных режимах никого не мобилизует. Она объединяет граждан по принципу пассивности.

Посмотрите на российские 87%, которые одобряют всё, от военных вторжений до продуктовых санкций. На вопрос «одобряете ли?», они отвечают «да». Но при этом они ничего не делают. Они не записываются в добровольческие батальоны, не ходят на провоенные митинги. Они даже на выборы не особенно ходят, отчего гибридному режиму приходится бесконечно заботиться о ложной явке и фальсификации результатов».

В поисках демократии

Когда-то отличить демократический режим от недемократического было просто. В государстве либо был король, который решал все вопросы (недемократический режим), либо та или иная форма республики, где люди участвовали в решении общегосударственных вопросов (демократический режим). Когда какой-то режим прекращал быть демократическим, это сразу становилось очевидным: люди, захватившие власть, отменяли выборы, запрещали все партии, кроме правящей, а иногда и разгоняли парламент.

Сегодня всё стало сложнее. Почти все государства называют себя свободными, правовыми и демократическими. Всюду провозглашены свобода слова и многопартийность, проходят выборы, а гражданам по конституции предоставлены многочисленные права и свободы.

Тем не менее, некоторые из таких государств мы считаем демократическими, а некоторые – нет. Как же отличить первое от второго?

Универсального ответа здесь нет. Нужно взять все признаки демократического режима и оценить, насколько они реализованы в стране. Например, признак «народовластие» можно признать отсутствующим, если на выборах выставляется всего одна кандидатура, или на них не допускают известных политиков, или подсчёт голосов происходит с многочисленными фальсификациями и нарушениями.

То есть периодические выборы – недостаточное условие для демократии. Нам необходимо понять, насколько процедура выборов наполнена реальным содержанием. Также желательно изучить, как в законе прописан процесс регистрации политических партий и кандидатов на выборах, какие деяния по закону считаются преступными, каковы полномочия разных органов власти и т. д.

Когда нет времени изучать всю эту информацию, можно использовать простой, но почти безотказный способ определить вид политического режима. Если какой-то страной больше десяти лет руководит один и тот же человек или группа людей, скорее всего, это будет авторитарный режим. Из этого правила, впрочем, есть исключения. Например, в Китае режим авторитарный, но способный к самообновлению: каждые десять лет руководство этой страны полностью меняется.

Не всегда получается чётко отделить демократию от авторитаризма. На мой взгляд, Россия в 1990-х годах сочетала в себе черты обоих режимов. С одной стороны, принятая в 1993 г. Конституция не реализовала принцип разделения властей, поэтому почти все значимые полномочия были в руках у президента Бориса Ельцина. С другой стороны, существовала реальная многопартийность и свобода слова: действовали разные политические партии, в выборах на всех уровнях участвовали оппозиционные кандидаты, а деятельность руководства страны свободно обсуждали на федеральном телевидении.

Однако с начала 2000-х гг. Россия постепенно избавилась от демократических элементов. Законы о выборах теперь позволяют отказать в регистрации любому неугодному кандидату, а законы о политических партиях – ликвидировать любую партию. В Уголовном кодексе размножились каучуковые нормы, которые позволяют наказывать граждан за выражение своего мнения. Таким образом, России стала полностью авторитарным государством с рядом процедур, которые формально похожи на выборы, но фактически не имеют никакого значения.

Что лучше

О преимуществах и недостатках демократии написано очень много. Не буду углубляться в эту тему, перечислю лишь наиболее очевидные вещи.

Главное тезис противников демократии – это то, что демократии не существует, потому что власти далеки от народа и не хотят решать его проблемы. Спорить с этим бессмысленно. Да, демократия – это недостижимый идеал, которого никогда и нигде не существовало. Если вы даёте власть над собой другим людям, то, разумеется, они будут действовать не только в ваших интересах, но и про себя не забудут. Просто в одной системе вы можете хоть как-то повлиять на них и отстранить от власти, а в другой – нет. Первый вариант гораздо лучше, чем второй. И приятнее быть в государстве, которое немного ближе к идеальной демократии, чем в том, которое бесконечно от неё далеко.

Далее – чем больше люди могут влиять на принятие государственных решений, тем выше вероятность, что эти решения будут улучшать их жизнь, а не ухудшать. А лидеры страны будут лучше решать проблемы государства, если их к этому что-то стимулирует. Такими стимулами могут быть: вероятность проиграть следующие выборы; необходимость согласовывать свои действия с независимым парламентом; возможность привлечения к ответственности независимым судом; свободное обсуждение политики в средствах массовой информации.

Если же лидеры страны знают, что не будет ни честных выборов, ни споров в парламенте или суде, ни обсуждения в СМИ, тогда это освобождает им руки для решения собственных проблем.

Разумеется, в недемократическом режиме к власти могут прийти хорошие люди, а в демократическом – плохие. Просто демократический режим создаёт гибкую и устойчивую систему, при которой плохие люди с большей вероятностью будут отстранены от власти. При авторитарном режиме никаких рычагов воздействия на плохих лидеров нет – и населению остаётся только смиренно просить власть сделать что-то хорошее и полезное.

Ещё одно важное достоинство развитого демократического режима – стабильность и предсказуемость. В демократическом государстве правят не конкретные личности, а организации и процедуры. Существует разделение властей, каждый госорган имеет свои полномочия и действует независимо от других. Это придаёт устойчивость всему государственному аппарату. Если глава государства умрёт, заболеет или сойдёт с ума, это ни на что не повлияет: его место займёт новый человек, а парламент, судьи, губернаторы и мэры вообще не заметят разницы.

В свою очередь недемократические режимы крайне нестабильны. Они обычно не создают никакой системы разделения полномочий и передачи власти. Всем управляет один конкретный человек. И если с ним что-то случится, всё в государстве может обрушиться.

Занятно, что этот тезис часто используют сторонники конкретных диктаторов: мол, не трогайте его, он должен остаться у власти, иначе в стране начнётся бардак. При этом они почему-то забывают простую вещь: все люди смертны, и диктаторы – тоже. Рано или поздно человек отойдёт в мир иной. Так зачем же откладывать решение проблемы, если она неизбежно возникнет? Лучше сразу создать систему, где всё держится не только на одном человеке.

Лирическое отступление: авторитаризм и выборы

Один из интереснейших вопросов в политологии – зачем авторитарному режиму имитировать демократические процедуры. Дело в том, что большинство современных диктатур регулярно проводят президентские и парламентские выборы. На них стабильно побеждает один и тот же кандидат или одна и та же партия. Казалось бы, если результат заранее известен, зачем проводить это дорогостоящее мероприятие?

Всё дело в том, что выборы в такой системе становятся важным ритуалом, который регулярно демонстрирует поддержку действующей власти.

Добиться этого несложно. Руководство страны просто не регистрирует или не допускает к выборам потенциально популярных кандидатов и партии. Помимо лидера страны и правящей партии, в политике разрешают действовать лишь тем, кто согласен на роль неудачника, не пытается привлечь голоса избирателей и заранее обречён на провал.

В итоге на президентских выборах выдвигается действующий президент и несколько заведомо слабых кандидатов, на парламентских – сильная партия и несколько слабых, почти карикатурных политических сил. Соответственно, действующий президент или партия власти получают подавляющее большинство голосов, а все остальные – по 5-10%.

«Оппозиционные партии» должны находиться под контролем властей и быть непривлекательными для избирателей, – пишет политолог Григорий Голосов в книге «Демократия в России: инструкция по сборке». – В оптимальном случае они должны быть «нишевыми» партиями, заведомо способными привлечь голоса узких по определению ограниченных слоёв населения. С детской непосредственностью этот подход реализован в Габоне, где главная «оппозиционная» партия называется «Национальное объединение лесорубов» Конечно, лишь немногие габонцы – лесорубы, и не все лесорубы проголосуют за эту партию. Но так оно и надо».

Если потенциально сильную партию не допустить к выборам, то большинство избирателей о ней и не узнают. Людям предлагают выбирать только из того, что есть. А из того, что есть, сложно выбрать что-то, кроме действующей власти.

Так и проявляется важная политическая функция выборов: руководители страны убеждают население, зарубежных наблюдателей и даже самих себя, что имеют решительную поддержку, а никакая альтернативная сила не может с ними соперничать.

Впрочем, иногда такая система даёт сбои. Например, в России в 2011 г. из-за популярного лозунга «Голосуй за любую партию, кроме «Единой России» правящая партия чуть было не лишилась большинства в парламенте. Кроме того, предсказуемость результата порождает у граждан равнодушие к политике, и они перестают ходить на выборы. Поэтому даже в этой системе властям нужно фальсифицировать данные о явке и результатах голосования.

Демократия и всеобщее избирательное право

Никто никогда не считал, что все граждане могут влиять на принятие государственных решений. В любой стране существовали и существуют так называемые «избирательные цензы» – ограничения для тех, кто не может участвовать в выборах и референдумах. Раньше до участия в голосовании не допускали рабов, женщин или бедняков. Позже произошло массовое движение за всеобщее избирательное право, и сегодня большинство этих ограничений исчезли.

Однако даже сейчас избирательные цензы существуют. Например, избирать и быть избранными не могут дети (в России – до 18 лет) и душевнобольные. Таким образом, признаётся, что решать общегосударственные вопросы могут не все, а только определённые категории населения – те, кто в состоянии сделать осознанный и разумный выбор. Однако сегодня единственный критерий осознанности и разумности – это возраст и отсутствие психических заболеваний.

Между тем, каждый знает взрослых и психически здоровых людей, которые не знают ничего об устройстве государства, не отличают одну партию от другой и не способны осмысленно проголосовать на выборах. Наличие таких людей в любом обществе – особенно в том, где невысок уровень образования, – приводит к тому, что на самых честных выборах к власти приходят некомпетентные политики. Мало этого – такие политики продолжают переизбираться, умело убеждая избирателей, что все проблемы страны связаны с происками Америки и другими мифическими причинами.

В последнее время журналисты и политологи всё чаще обсуждают возможность введения разных избирательных цензов и иные меры, которые помогли бы повысить компетентность избирателей.

Так, Леонид Волков и Фёдор Крашенинников в книге «Облачная демократия», посвящённой системе электронной демократии, предложили ограничения по знанию основ конституционного строя. Смысл в том, что перед началом голосования гражданин должен будет пройти простой тест об устройстве государства. «Пусть этот фильтр пройдут 95%, а не пройдут только 5% избирателей, которые находятся в состоянии полной неадекватности к окружающей политической реальности. Тем не менее выборы становятся чем-то почетным и значимым, а их результат — гораздо более осмысленным».

Другой забавный способ придумала журналистка Юлия Латынина во время наблюдения за выборами президента в 2012 г. Граждан никоим образом не ограничивают, однако те, кто не видит смысла в выборах, легко отстраняются от этой процедуры. «Ведь что делает «карусельщик» [человек, получающий деньги от одного из кандидатов, если проголосует за него]? Он продаёт свой голос. Но если он избиратель и если он этого хочет, надо предоставить ему такую возможность! Воля избирателя священна! Пусть приходит на участок и говорит: «Я не хочу ни А, ни Б, я хочу деньги». И он получает деньги, которые ему причитаются за отказ от права голоса (допустим, 1000 руб.), а его голос погашается и не участвует в голосовании, как не участвуют в акционерных собраниях казначейские акции» («Право избирателя на водку»).

Некоторые предлагают ввести налоговый ценз. Состоит он в том, что принимать участие в выборах могут лишь те, чьи денежные отношения с государством носят характер «положительного баланса». Т.е. человек может голосовать, только если заплатил налогов больше, чем получил от государства денег в виде пособий, стипендий или пенсий. В этом тоже есть разумное зерно – в конце концов, если человек перечислил деньги государству, то он и имеет больше прав при решении вопросов о судьбе этих денег.

Интересный избирательный ценз описал Роберт Хайнлайн в фантастическом романе «Звёздный десант». В далёком будущем на Земле политическими правами обладают только люди, отслужившие в армии. Причём военная служба – дело сугубо добровольное. К ней никого не принуждают, а напротив, создают все условия для того, чтобы человек сломался и не дослужил до конца срока. «При нашей политической системе каждый голосующий и каждый государственный чиновник – это человек, который тяжёлой добровольной службой доказал, что интересы группы, коллектива он ставит выше интересов собственных. Это чрезвычайно важное отличие. Человек может быть не таким уж умным, мудрым, он может ошибаться. Но в целом его деятельность будет во сто крат полезнее для общества, чем деятельность любого класса или правителя в прошлом».

Все эти идеи в последнее время обсуждают не только в политических исследованиях, но и озвучивают с трибун. Во время политического кризиса 2014 г. в Таиланде оппозиция потребовала отменить всеобщее избирательное право. Дело в том, что премьер-министр Йинглак Чинават тратила деньги налогоплательщиков на закупку риса у бедных крестьян. Рис не получилось никуда перепродать, так что он просто лежал и гнил на государственных складах. Представители городского населения заявили, что правящая партия де-факто покупает за счёт бюджета голоса крестьян, которые рады проголосовать за нужную партию в обмен на денежную подачку. Оппозиционные лидеры предложили пресечь такое безответственное поведение.

«В целом суть предложения состоит в отказе от системы «один избиратель — один голос». Одни оппозиционеры предлагают ввести образовательный и/или имущественный ценз для голосующих. Другие настаивают, что избирать надо лишь половину парламента, а вторую половину депутатов — назначать из числа все тех же людей, пользующихся авторитетом в стране. Цель, впрочем, у них одна: отсечь от голосования бедноту и крестьян, чьи мозги легко промыть, а голоса — купить» (Лента.Ру «С царём в голове»).

Резюме

Политический режим – система методов и приёмов, при помощи которых руководство государства осуществляет власть.

Есть два вида политических режимов: демократический и недемократический, а недемократический, в свою очередь, делится на два подвида – авторитарный и тоталитарный.

Демократия – это метод коллективного принятия решений с равным воздействием участников на исход процесса. Существует три вида демократии: прямая (граждане сами решают вопросы общественного значения), плебисцитарная (специальные люди готовят текст закона или решения, а люди голосуют за или против) и представительная (граждане избирают людей, которые будут за них принимать законы и решать вопросы общественного значения).

Главная особенность демократического режима – в нём решения по управлению государством зависят от мнения граждан. Люди при таком режиме непосредственно влияют на то, какие принимаются законы и кто стоит у власти. Другие признаки демократического режима: народовластие; разделение властей; выборность и сменяемость органов государственной власти; децентрализация государственной власти; многопартийность и свобода слова; свобода личности в экономической сфере; большой объём прав и свобод граждан.

При недемократическом режиме все решения по управлению государством принимает его руководство, а народ почти никак не может на них повлиять.

Есть две разновидности недемократических режимов: авторитарный и тоталитарный. При авторитарном режиме уровень насилия сравнительно невелик: сажают только тех, кто активно проявляет недовольство. В частную жизнь граждан государство почти не вмешивается. При тоталитарном режиме каждый в стране должен перестроить свою жизнь в соответствии с государственной идеологией, а жертв очень много: люди могут пострадать из-за неправильной национальности, происхождения или образа жизни.

Сегодня не так просто сразу отличить демократический режим от недемократического, потому что почти все государства называют себя свободными, правовыми и демократическими. Тем не менее, мы можем посмотреть на всю совокупность признаков демократии и оценить, насколько они реализованы в стране или нет.

Большинство недемократических режимов проводят выборы, допуская на них только заведомо слабых кандидатов. Такие выборы демонстрируют всем, что действующий лидер и правящая партия имеют широкую поддержку.

Преимущество демократии состоит в следующем: чем больше люди могут влиять на принятие государственных решений, тем больше шансы, что эти решения будут улучшать их жизнь. Кроме того, демократические режимы более стабильны и предсказуемы, поскольку в них правят не конкретные личности, а организации и процедуры.

Издавна во всех государствах использовали «избирательные цензы» – ограничения для тех, кто не может избираться или быть избранным. Сегодня в выборах могут участвовать все взрослые и психически здоровые люди, однако многие считают это недостаточным и предлагают разные меры, повышающие ответственность избирателей.

Книгу "Правоведение для всех" в бумажном виде можно купить в следующих местах: «Озон»«Библио-глобус»«Читай-город»«Москва»«Молодая Гвардия»My-Shop«Буквоед» и магазин URSS (самая низкая цена – 299 р.). Также её можно приобрести лично у меня; самовывоз – 300 р. (г. Москва, 300 м от метро «Бауманская»), отправка по почте – 450 р. (пересылка в любую точку РФ). Пишите на мэйл rusakovich@gmail.com, через VK и FB, сообщу вам все необходимые контакты и (или) реквизиты.
Электронная версия книги продаётся по цене 96 р. в интернет-магазинах RideroLitres и Ozon, а по цене $1,97 - на Amazon. С
 каждой проданной книги на Ridero я получаю 60 р., а на Litres, Ozon и Amazon - 24 р., так что при прочих равных лучше покупайте её в Ridero. Если вам кажется, что цена несправедливо низкая и вы хотите поддержать автора на бОльшую сумму, то можете пожертвовать столько, сколько считаете нужным, на мой Яндекс-кошелёк - 410011245764209
Замечания, предложения, дополнения, указания на ошибки и опечатки можно присылать по адресу rusakovich@gmail.com