Глава 16 Ещё немного о государстве

В предыдущих четырёх главах я рассказал о том, что такое государство, каковы его признаки и функции, а также об основных типах государств. Осталось несколько вопросов, которые стоит осветить отдельно: откуда государство взялось, как с ним соотносятся понятия «нация» и «местное самоуправление», что такое «правовое государство» и какое будущее ждёт современные государства.

Происхождение государства

Большую часть человеческой истории государств не существовало. И только в последние несколько тысяч лет государства постепенно появились почти во всех населённых уголках планеты. Возникает закономерный вопрос – как и по каким причинам они возникли?

Разумеется, появление государства – процесс очень туманный и неопределённый. До этого я перечислял некоторые признаки государства. Если взять их за основу, то не совсем ясно – считать ли государство существующим, если есть хотя бы один из этих признаков, или нужно дождаться появления всех остальных?

Скажем, у нас есть признак «наличие руководства, отделенного от основной массы населения и обладающего властью над ними». Предположим, несколько воинов захватили власть в каком-то первобытном племени и жёстко командуют всеми остальными – считать ли это государством или нет? Или признак «казна и налогообложение». Скажем, жители древнего поселения решили, что часть продуктов они ежегодно будут отдавать людям, которые займутся починкой дорог – считать это государством или нет?

Ответов на эти вопросы нет, потому что государство появляется не сразу, а в течение долгого времени, минуя множество промежуточных стадий. Мы не можем сказать, что вчера здесь не было государства, а сегодня оно появилось. Скорее, это выглядит так: в этом столетии здесь нет государства, а через несколько веков – есть.

Существует несколько теорий, которые пытаются показать причины и процесс возникновения государства. Самые известные – классовая теория, теория общественного договора и теория насилия. Каждая из них указывает на один из главных факторов, благодаря которым могло возникнуть государство: богатство, разум или силу.

Классовую теорию разработали немецкие философы и экономисты Карл Маркс и Фридрих Энгельс и российский государственный деятель Владимир Ленин. В советские годы эта теория в нашей стране считалась единственно верной.

По мнению создателей классовой теории, государство – это следствие классовой борьбы (или, если упростить, конфликта между богатыми и бедными). Дело в том, что изначально в первобытном обществе не было богатых и бедных, потому что не было почти никакого имущества: охотники и собиратели съедали всё, что им удавалось добыть. Но позже люди изобрели животноводство и земледелие, начали накапливать скот и зерно, и вот у одних людей стало больше вещей, у других – меньше. Тогда первые, чтобы защитить своё имущество от вторых, создали государство.

«Недоставало еще только одного: учреждения, которое не только ограждало бы вновь приобретенные богатства отдельных лиц от коммунистических традиций родового строя, которое не только сделало бы прежде столь мало ценившуюся частную собственность священной и это освящение объявило бы высшей целью всякого человеческого общества, но и приложило бы печать всеобщего общественного признания к развивающимся одна за другой новым формам приобретения собственности, а значит и к непрерывно ускоряющемуся накоплению богатств; недоставало учреждения, которое увековечило бы не только начинающееся разделение общества на классы, но и право имущего класса на эксплуатацию неимущего и господство первого над последним. И такое учреждение появилось. Было изобретено государство» (Ф. Энгельс «Происхождение семьи, частной собственности и государства»).

Теория общественного договора (договорная теория) оформилась в трудах английских мыслителей Томаса Гоббса и Джона Локка и французского философа Жан-Жака Руссо. По их мнению, государство – это результат договорённости между людьми. Когда не было государства, все люди находились в состоянии войны «всех против всех»: любой человек мог сделать с любым другим человеком всё, что угодно, поскольку не было внешней силы, заставлявшей их вести себя хорошо. Чтобы прекратить этот постоянный конфликт и жить мирно, люди договорились отдать часть своих прав внешнему субъекту – государству, которое и охраняло бы всеобщий покой.

Теория общественного договора – это идеализированный взгляд на историю государства. Даже его создатели, видимо, не вполне верили в реальность такого процесса. Но они говорили не столько о том, как государство возникло, сколько о том, каким оно должно быть. Т.е. даже если государство возникло не так, то всё же наилучшее государство – это то, которое правит по договорённости между людьми и для их защиты.

«Найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации, и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде». Такова основная задача, которую разрешает Общественный договор» (Жан-Жак Руссо «Об Общественном договоре»).

Теорию насилия придумали немецкие экономисты и философы Евгений Дюринг и Карл Каутский, а также польский социолог Людвиг Гумплович. Данная теория состоит в том, что государство создано в процессе завоевания для подчинения одних людей другим. Скажем, племя Икс захватывает племя Игрек и порабощает его. В результате представители племени Икс перестают сами заниматься созидательным трудом, а только лишь управляют представителями племени Игрек и образуют тот самый класс управленцев (прообраз чиновников, полицейских и судей), который необходим для создания государства. «История не предъявляет нам ни одного примера, где бы государство возникало не при помощи акта насилия, а как-нибудь иначе. Кроме того, это всегда являлось насилием одного племени над другим, оно выражалось в завоевании и порабощении более сильным чужим племенем более слабого, уже оседлого населения» (Л. Гумплович «Общее учение о государстве»).

В рамках этой теории правовой науке помогла экономика. Американские экономисты Мансур Олсон и Мартин МакГир разработали своеобразное дополнение к теории насилия – концепцию «оседлого бандита» или «стационарного бандита» (stationary bandit).

Суть теории состоит в разделении бандитов на «кочующих» и «оседлых». Поведение первого типа бандитов всем известно. Если такие люди приходят из леса и грабят деревню, их не волнует, как крестьяне будут после этого жить. Кочующие бандиты берут всё, что могут, и убивают всех, кого хотят.

Но второй тип бандитов ведёт себя иначе. Представим, что бандиты захватили деревню и по каким-то причинам остались в ней жить: скажем, их взяла в осаду другая шайка или в соседних деревнях им дают жёсткий отпор. В этой ситуации они не могут ограбить жителей полностью: надо оставить им что-то, чтобы они не умерли, а смогли на следующий год посадить и вырастить новый урожай. Также через какое-то время бандитам приходится устанавливать минимальный порядок и определённые правила, запрещать жителям деревни отнимать друг у друга имущество, защищать их от пришлых бандитов. А отсюда уже недалеко до появления законов, налогов, казны и других признаков государства.

Существуют и другие теории происхождения государства. Например, в Средние Века появилась теологическая теория. Её основоположники – христианские богословы Августин Блаженный и Фома Аквинский. По их мнению, государство сотворено Богом, а правитель подчиняется божественной воле.

В трудах древнегреческого философа Аристотеля и китайского мыслителя Конфуция появились элементы патриархальной теории. Согласно ей, государство выросло из семьи. Представим, что глава большого родоплеменного объединения был отцом или дедушкой большинству своих соплеменников. Соответственно, люди относились к нему, как к отцу. А позже, когда его потомки стали царями, перенесли на них это отношение.

Занятную психологическую теорию происхождения государства предложил российский и польский социолог и юрист Лев Петражицкий. Сторонники этого подхода ставят во главу угла эмоциональное состояние человека. Они считают, что люди в силу психологических причин делятся на две группы: первые – те, кто имеет лидерские качества и способен к организации масс, вторые – люди без стремления к чему-либо и способные лишь подчиняться. Соответственно, первая группа так или иначе начинает командовать второй.

Из всего вышесказанного не следует, что верна какая-то одна теория, а остальные – пустой звук. Как я уже сказал, появление государства – процесс небыстрый, и на разных его этапах были важны разные факторы. Так что все теории происхождения государства (кроме, пожалуй, теологической) имеют определённый интерес и помогают объяснить причины появления этой важной организации.

Государство и нация

Понятие «этнос» (группа людей с общими языком, культурой, религией и ценностями) и понятие «государство» до XVIII в. редко пересекались. Жители древнегреческих городов-государств говорили на одном языке и молились одним богам, но отнюдь не горели желанием сливаться в одно государство. А средневековые правители наоборот – часто объединяли под своей властью людей, говоривших на разных языках.

До какого-то момента само понятие государства и этноса было очень расплывчатым. Мало кто из людей ощущал свою принадлежность к ним. Человек точно знал лишь то, что он исповедует определённую религию и живёт в определённом городе или деревне, которой управляет или владеет некий аристократ. Некоторые умные люди знали, что где-то есть столица, в которой сидит король, и что правит он не только их деревней, но и многими другими деревнями. Но часто между жителями этих деревень не было ничего общего: люди в них говорили на разных языках, исповедовали разные религии, имели разные ценности и образ жизни.

Ближе к концу Средневековья и в Новое время возникла концепция национального государства. Основная идея – государство должно объединять людей, живущих на одной территории, говорящих на одном языке и разделяющих общие ценности. Концепция весьма спорная, хотя в чём-то разумная. Действительно, это удобно хотя бы с организационной точки зрения: если все в государстве говорят на одном языке, то на нём будут издавать законы, вести делопроизводство и проводить судебные заседания.

Правда, здесь не всегда можно чётко разделить причину и следствие. Нам представляется логичным такой процесс: жили-были, например, французы на какой-то территории и решили они создать Францию. Но часто происходило нечто прямо противоположное: появилась Франция, а её правители решили сделать из своих подданных одну нацию – французов.

Дело в том, что Германия, Франция, Англия, Италия и другие европейские государства объединили множество людей, говоривших на очень разных языках, носители которых часто не понимали друг друга. Но с массовым распространением грамотности и начального образования появились школы, где всех детей стали учить одному языку (его назвали «литературным немецким языком» или «литературным французским языком», а все прочие – «диалектами»), рассказывать о том, что живущих в государстве людей объединяет общее прошлое, культура и ценности. В результате люди постепенно начали ощущать общность друг с другом и стали воспринимать себя частью определённого народа и государства. На едином языке стали издавать газеты, учебники, художественную литературу и законы.

Для королей и царей разделение людей на государства и нации стало особенно важным в условиях массовых войн. Как объяснить не очень агрессивному крестьянину, что он должен рисковать своей жизнью и убивать других людей? В этом плане помогло разделение человечества на нации и национальные государства – «ты воюешь за своих и против чужих».

«[Король Пруссии] Фридрих II внедряет первую систему всеобщего начального образования для того, чтобы каждый солдат в его армии понимал команду капрала, – рассказывает социолог Михаил Соколов. – Это главный стимул для того, чтобы развивать прусское государство: сдерживать недовольство низов, прививать ему некоторую степень лояльности государству, которой нет раньше, и заставлять их говорить на одном языке, и при этом на другом языке, чем тот, на котором говорят потенциальные противники.

Фридрих II начинает эти реформы по одной причине. Он начинает строить армию целиком на страхе перед капралом, но оказывается, что капрала даже если боятся, то не очень понимают его команды. А главное – Фридрих II, хоть и великий полководец, не может поставить в своей армии разведку. Почему? Да потому что как только солдаты отдаляются от основной части его армии на двести шагов, они бегут, они бегут куда угодно. А нужно, чтобы они не бежали. Нужно, чтобы они в некотором роде соотносили себя с этой армией, чувствовали, что это – «наши», а это – «не наши», и перебегать к врагу – плохо. И Фридрих – один из первых лидеров, который на государственном уровне пытается построить систему политики, которая приучала бы людей ассоциировать себя с государством как с основным источником их лояльности».

Апофеозом национальных государств стали вторая половина XIX в. и первая половина XX в. В это время разделение людей на определённые нации и государства стало причиной многочисленных войн, в которых погибли десятки миллионов человек (в том числе Первой Мировой и Второй Мировой).

Сегодня, к счастью, понятия «нация» и «государство» размываются вместе с развитием современных технологий и открытием границ. Страны устанавливают схожие нормы права, отменяют друг для друга визы и таможенные барьеры. Современный человек больше не живёт в изолированном государстве, а может учить иностранные языки, общаться с представителями разных народов, ездить по миру и работать в других странах.

Всё это приводит к тому, что людей сложно поделить на группы и настроить друг против друга. Тем более сложно заставить людей воевать за территории. Зачем, например, немцу воевать за какие-то французские земли, если сегодня он может без проблем туда поехать, купить дом, устроиться на работу или завести бизнес?

Первой в этом направлении пошла Европа, где было создано нечто новое – Европейский Союз, уже практически отменивший национальные границы. К этой же модели движется, пусть и не так быстро, весь остальной мир.

Государство и местное самоуправление

Местное самоуправление – одна из форм власти в государстве, которая сама при этом не является государственной властью. Звучит странновато, поэтому нужно разобраться подробнее.

Когда возникли первые государства, в большинстве из них рано или поздно устанавливались монархии, а страной начинал управлять монарх-суверен (король или царь). Он сам назначал судей, чиновников и губернаторов и сам издавал законы и указы. То есть все, кто имел в государстве хоть какую-то власть, получали её из рук царя.

Но даже самый въедливый руководитель понимал, что есть уровень, на котором людям лучше самим решать свои проблемы. Это вопросы на уровне регионов, деревень и городов: починка дорог, уборка мусора, общественный транспорт. Вряд ли царь может разобраться, какие проблемы есть в конкретной деревне, назначить туда наиболее подходящего чиновника и следить за его деятельностью. Поэтому большинство вменяемых правителей отдавали эти вопросы местным жителям. В итоге люди на самом низшем уровне власти сами избирали руководителей, которые решали вопросы местного значения.

Из-за этого в политической и юридической науке возникло разделение на «государство» и «местное самоуправление». Считается, что второе отделено от первого и напрямую с ним не связано. И такую связку – «государственные органы и органы местного самоуправления» – можно встретить во многих учебниках и книгах. Даже когда все органы власти в государстве избираются народом, считается, что в них существуют два этих уровня власти.

В Римской империи город, где всем свободным жителям за службу государству давали права римского гражданства и возможность самоуправления, называли «муниципиум» (municipium, букв. «носитель обязанностей»). От этого слова произошли современные термины «муниципалитет» (территория с местным самоуправлением, обычно город или крупный посёлок), «муниципальный» (связанный с местным самоуправлением»), «муниципальные органы» (органы местного самоуправления).

В федеративных государствах (в частности, в России) каждый регион обладает признаками государства, поэтому считается, что региональный уровень – это государственная власть, а уровень местного самоуправления начинается в городах и деревнях. Скажем, глава администрации (губернатор) и областная дума Волгоградской области – это ещё государственная власть, а мэр и городская дума Волгограда или Урюпинска – это органы местного самоуправления.

В унитарных государствах уровень местного самоуправления иногда начинают уже на региональном уровне. Правда, там могут сосуществовать разные органы. Так, например, на Украине губернаторов (глав областных администраций) назначает президент страны, и они считаются представителями государственной власти (Закон Украины «О местных государственных администрациях»). А областные советы избираются населением и считаются органами местного самоуправления (Закон Украины «О местном самоуправлении в Украине»). То есть, например, губернаторы Одесской и Харьковской областей – это представители государственной власти, а областные советы тех же регионов – органы местного самоуправления.

Но всё это, как и в случае со словами «федеративный» и «унитарный», лишь терминологические споры. Не столь важно, как называют те или иные органы власти. Если государство демократическое, то регионам, городам и сёлам дают максимальные полномочия, а если нет, то такие полномочия постоянно урезают, вне зависимости от их названия и классификации.

Госорган, госслужащие и госаппарат

Государственный орган (госорган) – это организация, которую государство создаёт и наделяет кусочком власти. Иногда говорят, что госорган – это автономная часть государства, действующая от его имени. Примеры госорганов: парламент, суд, правительство, министерство, прокуратура. Некоторые госорганы сформированы гражданами на выборах (например, парламент), некоторые – вышестоящими госорганами.

Кстати, президент – это тоже госорган, как бы странно это ни звучало. Конечно, конкретный действующий президент – это живой человек. Но вне зависимости от того, кто именно является президентом, эта должность не входит в состав других госорганов, существует постоянно и имеет определённый набор функций, помещение и штат помощников.

В госорганах работают люди, которых объединяют в единое понятие «государственные служащие» (госслужащие). В России госслужащие разделены на три категории: первые проходят государственную гражданскую службу, вторые – военную службу, третьи – правоохранительную службу (ст. 2 ФЗ «О системе государственной службы РФ»). В обыденной речи первых мы называем чиновниками, вторых – военными, третьих – полицейскими.

Все госслужащие работают в том или ином госоргане, а все госорганы объединены в понятие «государственный механизм» или «государственный аппарат».

Правовое государство

Правовое государство – это государство с демократическим строем, в котором обеспечено верховенство права и равенство всех перед законом, а также признаны и гарантированы права и свободы человека.

Идея правового государства возникала у разных мыслителей, но впервые в законченном виде эту концепцию предложил немецкий философ Иммануил Кант. Он полагал, что цель государства – обеспечение мирной счастливой жизни его граждан, а «самодержавным» должен быть закон, не зависящий ни от какого отдельного лица.

Главный признак правового государства – верховенство права. Это означает, что все подчиняются праву и ведут свою деятельность на его основе. Руководство страны следует определённым правилам и не может принимать решения по своей прихоти. Для сравнения – в Римской империи считалось, что император устанавливает законы лишь для своих подданных, а сам свободен от их исполнения. Такой же принцип господствовал во всех абсолютных монархиях. Однако позже возникла идея, что законы должны принимать представители народа – депутаты парламента, и эти законы должны соблюдать все, в том числе монарх и сами депутаты.

Верховенство права означает также, что не только руководитель страны, но и все чиновники или судьи должны действовать в соответствии с законом. Они не могут по своей прихоти решать, как поступать в том или ином случае (дать кому-то деньги из бюджета, оштрафовать или посадить в тюрьму). Должны быть чёткие, понятные и справедливые правила, которые предписывают поступать определённым образом.

Бывает, что сфера жизни вроде бы урегулирована, но не конкретными правилами, а множеством «каучуковых» норм, которые каждый волен понимать по-своему. Если представитель государства может что-то сделать «в случае необходимости», «в разумные сроки» и «в исключительных случаях», это означает, что он будет делать то, что ему выгодно. В этом случае, конечно, тоже сложно говорить о верховенстве права. Яркий пример – некоторые статьи российского Уголовного кодекса, по которым, как я уже рассказывал, при желании можно посадить любого жителя нашей страны.

Разумеется, само по себе наличие чётких и точных законов по всем важным сферам жизни будет недостаточным. Нужно ещё, чтобы эти законы были разумными и справедливыми и чтобы они действительно исполнялись.

Другие признаки правового государства почти полностью совпадают с признаками демократического режима: разделение властей, гарантия прав и свобод граждан и т. д. Считается, что лишь демократическое государство может быть правовым. То есть лишь зависимость властей от мнения граждан может защитить права этих граждан.

В правовой науке отдельно выделяют такой важный признак правового государства как наличие гражданского общества. Гражданское общество – это сфера жизни, которой государство напрямую не управляет и в которой граждане могут сами защитить свои интересы.

Дело в том, что хорошее государство не должно всем управлять и всё регулировать. Напротив – оно должно по минимуму вмешиваться в жизнь граждан. Большинство своих проблем люди могут решить самостоятельно, заключая друг с другом договоры, вступая в брак, объединяясь для совместной деятельности. Все эти вещи – бизнес, семья, общественные и религиозные объединения – и составляют гражданское общество, которым государство не управляет. Вмешивается оно только тогда, когда там возникнет конфликтная ситуация.

Нетрудно заметить, что правовое государство – это такой же недостижимый идеал, как демократический режим. Однако, как и в случае с демократией, есть государства, которые ближе к этому идеалу, а есть те, что дальше.

В первой статье Конституции РФ провозглашено, что Россия – это «демократическое федеративное правовое государство…». То есть главный российский закон говорит, что у нас с 1993 года вся деятельность государства подчинена праву, все равны перед законом, ветви власти разделены, а законы справедливы, разумны и реально исполняются. Мне кажется, что это чересчур оптимистичное заявление.

Лирическое отступление: Пушкин о правовом государстве
Лишь там над царскою главой
Народов не легло страданье,
Где крепко с Вольностью святой
Законов мощных сочетанье;
Где всем простерт их твердый щит,
Где сжатый верными руками
Граждан над равными главами
Их меч без выбора скользит

А.С. Пушкин, ода «Вольность», 1817 г.

Государство и будущее

С падением тоталитарных режимов в середине XX в. и новой волной демократизации в конце XX в. государство становится всё менее страшной и всё более гуманной организацией. Попробуем заглянуть в будущее и представить один из вариантов того, как государства будут возникать и прекращать своё существование.

В этом плане интересным примером стала ситуация с Крымом. Там произошло следующее – большинство жителей региона одного государства решили присоединиться к другому государству и реализовали своё желание (по крайней мере, если верить результатам крымского референдума 2014 г.). Конечно, сегодня многие воспринимают это как нарушение правовых норм и международных договоров. Но, живи они две тысячи лет назад в Риме, то так же возмущались бы, если бы у некоего патриция Украиния его раб Крымиус убежал к Россинию и последний его принял и удерживал у себя. «Да с какой стати, – решили бы они. – Ведь право собственности, в том числе на людей, священно и неприкосновенно!» Для людей того времени рассуждать подобным образом было нормально. Но времена поменялись, и сейчас свобода стала неотъемлемым правом каждого человека.

Так, может быть, и нормы о целостности государства в существующих границах тоже поменяются? Может быть, наше желание удержать город или регион в составе государства – это нечто вроде рабства и крепостного права, которому нет места в будущем?

Представьте мир, где все города и регионы свободно выбирают – быть им независимыми или присоединиться к другому государству. Все страны пишут в своих конституциях: «Любая административно-территориальная единица имеет право на выход из состава нашей страны», а в международные конвенции и документы ООН добавляют слова: «Каждое объединение людей, живущих на определённой территории, может свободно выйти из состава своего государства вместе с этой территорией, создать новое государство или присоединиться к другому государству».

Возможно, каждое государство решит, что оно не рабовладелец, удерживающий силой города и территории, а всего лишь менеджер, обеспечивающий им с их согласия порядок и развитие. А если люди не хотят ему подчиняться, то могут спокойно его покинуть, причём они не обязательно должны менять место жительства: если где-то таковых окажется большинство, они всей деревней, городом или областью просто выйдут из состава этого государства.

При этом, разумеется, вновь образованное государство сохранит безвизовый режим с прежним государством, обеспечит свободное перемещение капиталов и рабочей силы, будет соблюдать права всех собственников. А если другое государство захочет принять его в свой состав – ради бога. Если будет несколько претендентов, можно объявить конкурс, выслушать разные условия (где законы лучше, где налоги ниже, где бюрократии меньше) и выбрать подходящее государство. Ну примерно как жители дома выбирают себе управляющую организацию.

Конечно, будет обидно за скрытые в земле ресурсы, которые легко смогут поменять хозяев. Поэтому в идеале природные ископаемые нужно объявить всемирным достоянием. Разрешения на их разработку будет выдавать ООН, а нефтяные, газовые и прочие компании будут продавать нефть и газ за ту стоимость, которую они потратили на их добычу. Ну или, в крайнем случае, можно предусмотреть, что месторождения природных ископаемых остаются в собственности ныне существующих государств. А имущество физических и юридических лиц – дома, земельные участки, предприятия – останутся в их собственности, вне зависимости от того, какое гражданство имеют эти физлица и где зарегистрированы эти юрлица.

В общем, я надеюсь, что когда-нибудь государство перестанет быть безликим и злобным монстром, от которого ожидают неприятностей. Вместо этого оно превратится в нормальную организацию, которая в обмен на налоговые поступления предоставляет группе людей услуги по охране, управлению и законотворчеству.

Многие государства уже сейчас допускают, что какой-то регион может выйти из их состава. Например, британское правительство позволило жителям Шотландии в 2014 г. провести референдум о том, стоит ли им выходить из состава государства или нет. Если бы шотландцы ответили положительно, Шотландия могла стать независимой страной в 2016 г. Однако большинство избирателей (55,3%) решили остаться в составе Великобритании. В 2002 г. в результате аналогичного референдума Восточный Тимор получил независимость от Индонезии, а в 2011 г. – Южный Судан отделился от Судана.

Впрочем, единого мнения по поводу таких референдумов нет. В частности, в 2014 г. Конституционный суд Испании запретил проводить подобное голосование в Каталонии – регионе, многие жители которого хотят отделиться от Испании.

Наше государство в этом плане заняло двоякую позицию. С одной стороны, власти России в 2014 г. присоединили бывший до этого украинским полуостров Крым, хотя украинские законы провозглашали целостность границ и не позволяли проводить референдум о независимости. В России решили, что желание крымчан – достаточная причина для отделения полуострова от Украины.

С другой стороны, примерно в то же время в российском Уголовном кодексе появилась статья 280.1 «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ» (наказание – до трёх лет лишения свободы).

Первыми по этой статье осудили двух региональных активистов: Рафиса Кашапова из Набережных Челнов и Дарью Полюдову из Краснодара. Кашапов в сентябре 2015 г. получил три года колонии по ст. 280.1 и 282 УК РФ за размещение на своей странице «ВКонтакте» нескольких текстов, где чересчур эмоционально выступал против присоединения Крыма (в частности, сравнивал политику российского руководства с действиями Сталина и Гитлера) («Политзэки»). А Полюдову в декабре 2015 г. приговорили к двум годам колонии-поселения по статьям 280.1 и 280 УК РФ за размещение нескольких картинок и лозунгов на своей странице «ВКонтакте» (в том числе сатирической картинки «Этнические украинцы Кубани хотят присоединиться к Украине») («Политзэки»).

Таким образом, Россия признаёт референдум о независимости в регионе другого государства, но на своей территории запрещает даже призывы к ним и любое их обсуждение.

Соответственно, жители Крыма могли выразить свою волю о самоопределении только один раз. Если им не понравится в составе России, их желание в лучшем случае не будет иметь никакого значения. А в худшем – приведёт к тюремному заключению. То же касается жителей любого другого российского региона.

Лирическое отступление: государство превыше всего

Наиболее очевидный аналог государства – это управляющая организация в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Такая организация обслуживает несколько домов, получает от их жителей плату и предоставляет им жилищно-коммунальные услуги (уборка, подача тепла и воды, текущий ремонт). Государство действует примерно так же – предоставляет определённые услуги (охраняет общественный порядок, разбирает правовые споры, исполняет судебные решения) и взимает за это плату (налоги и сборы).

Сложно найти принципиальные отличия государства и управляющей организации. Вся разница – лишь в масштабе. Тем не менее, отношение людей к двум этим организациям очень отличается. Вот лишь несколько примеров:

- сложно найти управляющую организацию, за которую люди будут готовы убивать или умирать;

- никто не называет свою управляющую организацию матерью или отцом и не сравнивает своё отношение к ней с отношением ребёнка к своим родителям;

- мало кто хранит верность своей управляющей организации и считает делом принципа жить только в домах, которые она обслуживает;

- почти никто из жильцов не радуется, если управляющая организация получила в обслуживание ещё один дом («Ура! Дом №9 по ул. Ленина теперь наш!»), и не расстраивается, если она потеряла пару домов;

- никто не считает, что хорошо и правильно покупать товары, произведённые на территории обслуживания своей управляющей организации;

- если вы будете получать деньги за какие-то услуги от жителей домов, обслуживаемых другой управляющей организацией, вас не будут подозревать в шпионаже и отстаивании чужих интересов;

- наконец, если вы будете критиковать руководство управляющей организации за некомпетентность, вряд ли вас обвинят в предательстве и в том, что вы получаете за это деньги от руководства другой управляющей организации.

Однако стоит заменить словосочетание «управляющая организация» на слово «государство», как многие люди тут же найдут смысл в этих идеях. К сожалению, обожествление государства, а также смешение понятий «руководство страны», «нация» и «государство» всё ещё сильно влияет на мышление людей.

Но сегодня, как я уже сказал, это мышление меняется, и всё больше людей воспринимают государство как организацию со своими строго определёнными функциями. Надеюсь, эта тенденция сохранится и впредь.

Резюме

Существует несколько теорий возникновения государства. Классовая теория говорит, что государство – это следствие классовой борьбы (конфликта между богатыми и бедными). Договорная теория – что это результат соглашения между людьми. Теория насилия – что государство создано в процессе завоевания для подчинения одних людей другим. Есть и другие теории: теологическая, патриархальная, психологическая и др.

Понятие «этнос» (группа людей с общими языком и культурой) и понятие «государство» до XVIII в. редко пересекались. Ближе к концу Средневековья и в Новое время возникла концепция национального государства. Основная идея – государство должно объединять людей, живущих на одной территории, говорящих на одном языке и разделяющих общие ценности. Иногда, правда, сложно разделить причину и следствие, потому что государство само формирует нацию при помощи всеобщего образования и единых законов.

Местное самоуправление – одна из форм власти в государстве. Оно возникло из-за того, что правители большинства государств дали людям возможность самостоятельно решать свои проблемы на низовом уровне. В России каждый регион обладает признаками государства, поэтому у нас региональный уровень – это государственная власть, а уровень городов и деревень – это уже местное самоуправление.

Государственный орган – организация, которую государство создаёт и наделяет кусочком власти. В госорганах работают государственные служащие (госслужащие). Все госорганы объединены в понятие «государственный механизм» или «государственный аппарат».

Правовое государство – это государство с демократическим строем, в котором обеспечено верховенство права и равенство всех перед законом, а также признаны и гарантированы права и свободы человека. Главный признак правового государства – верховенство права. Это означает, что все подчиняются праву и ведут свою деятельность на его основе.

Сегодня государство становится всё менее страшной и всё более гуманной организацией. Возможно, в будущем даже будет легализованы разделение, возникновение и исчезновение государств.

Книгу "Правоведение для всех" в бумажном виде можно купить в следующих местах: «Озон»«Библио-глобус»«Читай-город»«Москва»«Молодая Гвардия»My-Shop и магазин URSS (самая низкая цена – 299 р.). Также её можно приобрести лично у меня; самовывоз – 300 р. (г. Москва, 300 м от метро «Бауманская»), отправка по почте – 450 р. (пересылка в любую точку РФ). Пишите на мэйл rusakovich@gmail.com, через VK и FB, сообщу вам все необходимые контакты и (или) реквизиты.
Электронная версия книги продаётся по цене 96 р. в интернет-магазинах RideroLitres и Ozon, а по цене $1,97 - на Amazon. С
 каждой проданной книги на Ridero я получаю 60 р., а на Litres, Ozon и Amazon - 24 р., так что при прочих равных лучше покупайте её в Ridero. Если вам кажется, что цена несправедливо низкая и вы хотите поддержать автора на бОльшую сумму, то можете пожертвовать столько, сколько считаете нужным, на мой Яндекс-кошелёк - 410011245764209
Замечания, предложения, дополнения, указания на ошибки и опечатки можно присылать по адресу rusakovich@gmail.com