Глава 18 Высшие суды

Высшие суды – это главные суды государства. Они возглавляют судебную власть, надзирают за работой нижестоящих судов и играют роль последней инстанции, которая ставит точку в правовых спорах.

В мире сложилось две практики построения судебной власти. В некоторых странах действует один главный суд (чаще всего его называют «Верховным»), который занимается спорами в любой отрасли права. Так, например, устроена судебная власть в США.

В других странах есть несколько высших судов, каждый из которых занимается определённой сферой. Так, в Германии работают пять специализированных высших судов (по конституционным, административным, трудовым, социальным и финансовым спорам) и один Верховный суд (по всем остальным).

Россия относится ко второй категории, но дрейфует в сторону первой. Раньше у нас было три высших суда, а теперь – два: Верховный суд и Конституционный суд.

Верховный суд

Верховный суд РФ – высший судебный орган по всем уголовным, гражданским, административным и арбитражным делам. Сокращённо его называют «ВС» или «ВС РФ».

Всего в Верховном суде должно быть 170 судей (ч. 1 ст. 3 ФКЗ «О Верховном суде РФ»), но в реальности их обычно меньше. Кандидатуры судей ВС РФ предлагает президент, а утверждает Совет Федерации (ч. 1 ст. 128 Конституции РФ). Судья Верховного суда должен быть старше 35 лет, иметь высшее юридическое образование и стаж работы в сфере права не менее 10 лет (ч. 2 ст. 4 закона РФ «О статусе судей в РФ»). Нынешний председатель Верховного суда – Вячеслав Лебедев, который занял эту должность ещё в советские времена, в 1989 г.

Верховный суд состоит из нескольких частей. Главные структурные подразделения ВС РФ – пленум (общее собрание всех судей) и президиум из 13 человек (председатель суда, его заместители и несколько наиболее опытных судей). Кроме того, в составе суда выделяют несколько коллегий (специальных подразделений, каждое из которых занимается своей сферой):
коллегия по административным делам;
коллегия по гражданским делам;
коллегия по уголовным делам;
коллегия по экономическим спорам;
коллегия по делам военнослужащих;
дисциплинарная коллегия;
апелляционная коллегия.

Верховный суд выполняет несколько функций. Они подробно прописаны в ФКЗ «О Верховном Суде РФ», здесь я коснусь лишь некоторых моментов.

Главная задача Верховного суда – проверять решения нижестоящих судов. ВС РФ играет роль второй кассационной и надзорной инстанций. Вторая кассационная инстанция – это судьи одной из перечисленных выше коллегий (кроме двух последних), а надзорная – президиум.

То есть любое дело, которое рассмотрели первая инстанция, апелляция и «первая кассация» (президиум областного суда), можно обжаловать в Верховном суде. В качестве «второй кассации» уголовное дело будет рассматривать коллегия по уголовным делам, гражданское – коллегия по гражданским делам, административное – коллегия по административными делам, дело из арбитражного суда – коллегия по экономическим спорам, дело из военного суда – коллегия по делам военнослужащих. Ну а дальше, если коллегия рассмотрела дело, но один из его участников всё ещё недоволен, он может обратиться в надзорную инстанцию – президиум Верховного суда.

Теоретически на рассмотрение Верховного суда может попасть любое дело. На практике вероятность этого почти нулевая: в России каждый год рассматривают миллионы дел, а в Верховный суд попадают десятки и сотни. Все остальные отсеиваются как не заслуживающие внимания.

При этом нет чётких критериев, по которым судьи выбирают из массы жалоб одни и отвергают другие. В идеале Верховный суд должен отбирать такие дела, которые важны для понимания права и формирования судебной практики. Желательно при этом, чтобы судьи не просто принимали решение, а внятно и подробно разбирали, почему они это сделали, и рекомендовали использовать свои наработки нижестоящим судам. Такой подход мог бы значительно обогатить правоприменительную практику и дать судьям ориентиры в их деятельности.

Однако акты Верховного суда мало чем отличаются от решений любого районного суда: те же шаблонные формулировки, те же расплывчатые формулировки «с учётом всех обстоятельств» и то же нежелание аргументировать свои выводы. В общем, решения высшего суда сложно назвать вершиной юридической мысли.

«Мотивировочная часть у Гражданской коллегии [Верховного суда] обычно сводится к длинному цитированию разных норм, многие их которых вообще к делу не относятся, а далее из них каким-то чудесным образом выводятся заключения, – пишет профессор Высшей школы экономики и директор Юридического института «М-Логос» Артём Карапетов. – Обычно никаких признаков открытого анализа правовой проблемы, обсуждения принципов, толкования закона и других элементов, характерных для практики высших судов Германии, Австрии, Великобритании и т.п. найти не удаётся» (Закон.Ру).

Один из примеров – постановление ВС РФ от 7 ноября 2016 г. N 5-АД16-232. Водитель обжаловал штраф за неоплаченную парковку. Он объяснил, что произвёл оплату с помощью sms, однако, как потом оказалось, в работе парковочной системы был сбой и платёж не прошёл. Пресненский районный суд г. Москвы и Московский городской суд решили, что водитель не выполнил обязанность по оплате. Судья ВС РФ Владимир Меркулов тоже отказал заявителю. Причина решения выглядит странно: по мнению судьи, отправка sms – не единственный способ оплаты, так что водитель мог и должен был оплатить парковку другим способом.

При этом из решения невозможно понять, получал ли водитель сообщение на телефон о прохождении платежа («Спасибо! Парковка такого-то автомобиля авторизована...») или нет? Если первое, то, конечно, решение совершенно несправедливое (ибо водитель добросовестно совершил все действия по оплате и не его вина, что платёж не дошёл), если второе – тут есть о чём поразмышлять и порассуждать. Это был бы интересный правовой казус, но увы, Верховный суд в очередной раз уклонился от своей прямой обязанности – толковать закон применительно к конкретной ситуации.

Также в этом акте видно типичное для российских судов злоупотребление возможностями компьютера и функцией «копировать-вставить». Благодаря ей фразы из прошлых решений не нужно заново писать в новых. В частности, судья Меркулов пишет: «Достоверность показаний работающего в автоматическом режиме специального технического средства «PN02», которым было зафиксировано превышение установленной скорости движения, сомнений не вызывает». Очевидно, этот фрагмент перекочевал из другого решения, где кого-то оштрафовали за превышение скорости. Такая небрежность в работе Верховного суда, конечно, сильно печалит.

Даже в тех редких случаях, когда жалоба доходит до Верховного суда, а судьи находят в деле нарушения, это не обязательно означает торжество справедливости.

Наиболее известный случай такого рода – дело предпринимателя Алексея Козлова. В 2009 г. Пресненский районный суд Москвы признал Козлова виновным в мошенническом хищении акций предприятия «Искож» и приговорил к восьми годам лишения свободы. Сторона защиты утверждала, что материалы обвинения были сфабрикованы, а инспирировал процесс деловой партнер Козлова, бывший член Совета Федерации Владимир Слуцкер. Тем не менее, приговор устоял в Московском городском суде, а в 2011 г. попал на рассмотрение Верховного суда. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ отменила его в связи с грубыми нарушениями закона, недоказанностью ряда утверждений обвинения и игнорированием доводов и доказательств защиты (Право.Ру).

Однако судьи Верховного суда не прекратили дело, а лишь направили его на новое рассмотрение, попросив нижестоящие суды допросить всех свидетелей и учесть доводы защиты. Пресненский районный суд заново рассмотрел дело, доводы защиты не учёл и в марте 2012 г. вновь решил признать Козлова виновным, снизив срок с восьми до пяти лет (Право.Ру).

В общем, деятельность Верховного суда при разборе конкретных дел носит всё менее осмысленный характер. Его решения уже не интересны ни для понимания права, ни для получения практического результата. Более полезными в этом плане будут акты областных судов – их и нужно изучать в первую очередь. Ведь до областного суда жалоба дойти может, а до Верховного суда – вряд ли. «Сейчас Верховный суд, к сожалению, слабо влияет на судебную практику в регионах, и она в каждом регионе своя, – говорит Антон Иванов, бывший председатель ныне ликвидированного Высшего Арбитражного суда. – Фактически дела заканчиваются на областных судах» («Эхо Москвы»).

Помимо проверки решений нижестоящих судов, Верховный суд имеет и другие функции. В некоторых случаях он сам принимает решение в качестве суда первой инстанции. В частности, Верховный суд рассматривает дела о соответствии подзаконных актов закону или о ликвидации политических партий (ст. 2 ФКЗ «О Верховном Суде РФ»). Этим тоже занимаются перечисленные выше коллегии (за исключением двух последних). Если же человек остался недоволен решением, он может его обжаловать в апелляционную коллегию ВС РФ.

Что касается дисциплинарной коллегии, то она разбирает споры между судьями и судейским начальством. Сюда жалуются судьи, недовольные тем, что их уволили или наказали иным образом.

Наконец, ещё одна функция Верховного суда – толкование закона. Верховный суд РФ выпускает два вида документов: постановления пленума ВС РФ и обзоры судебной практики ВС РФ, о которых я уже писал в главе «Другие источники права». Здесь же добавлю, что это уникальная традиция, неизвестная в большинстве других стран. Обычно суд не занимается теоретическим толкованием существующих законов, а разъясняет их смысл лишь применительно к конкретному делу.

Многие юристы считают такую практику порочной и неправильной. «Это наследство прежнего советского периода, причем наследство дурное, – считает Роман Бевзенко, профессор Российской школы частного права. – Постановление пленума, объясняющее судам содержание норм права, – след той эпохи советского государства, когда в молодой советской России нижестоящие судьи не имели юридического образования (конституция не требовала), а высший суд все ж состоял из юристов; и вот последние объясняли «новым судьями» (революционным солдатам, матросам и проч.) нормы права... Факт существования постановлений пленума противоречит идее разделения властей: абстрактные правовые правила должен формулировать парламент, но никак не суд» (Закон.Ру).

Иногда в таких разъяснениях Верховный суд просто пересказывает текст закона, не добавляя от себя никаких новых мыслей. Видимо, это тоже наследие ранней советской эпохи, когда судьи могли не знать законов и нужно было пересказать им основные моменты.

А иногда Верховный суд разъясняет смысл закона таким образом, что этому разъяснению требуется ещё одно разъяснение. В актах ВС много абстрактных и общих формулировок, которые ничего толком не объясняют. Например, если в законе сказано, что судья может снизить размер неустойки, то Верховный суд лишь добавит, что делать это нужно «в исключительных случаях» и «с указанием мотивов решения». Конечно, такое толкование мало кому помогает.

В заключение добавлю, что большинство судей Верховного суда не известны широкой публике и даже юридическому сообществу, не выпускают книг и статей. Акты этого органа всё чаще оставляют безрадостные впечатления у юристов, и его авторитет неуклонно снижается.

Конституционный суд

Второй высший суд России – Конституционный суд РФ. Сокращённо – «КС» или «КС РФ». Я уже упоминал о его деятельности в главе «Другие источники права».

Напомню, что в большинстве стран существует главный закон (Конституция, она же «Основной закон»), которому должны соответствовать все остальные законы. Однако Конституция обычно написана очень абстрактно, и не всегда можно сразу понять, противоречит ли ей какой-то закон или нет. Соответственно, нам нужен субъект, который решал бы подобные вопросы.

В США такими спорами занимается Верховный суд. В остальном мире более популярной стала модель, придуманная австрийским юристом Гансом Кельзеном. Он предложил создать специальный Конституционный суд, который рассматривал бы споры о соответствии законов действующей Конституции. Первый такой суд был создан у него на родине, в Австрии, в 1920 г., а потом эту идею подхватили другие страны.

В нашей стране Конституционный суд появился в 1991 г. Вначале он занимался рассмотрением споров относительно Конституции РСФСР (принятой в 1978 г.), а после 1993 г. – новой Конституции.

В Конституционном суде должны работать 19 судей, однако сейчас в его штате 16 человек. Порядок их назначения такой же, как в Верховном суде: кандидатуры предлагает президент, а утверждает Совет Федерации (ч. 1 ст. 128 Конституции РФ). Судья Конституционного суда должен быть старше 40 лет, иметь высшее юридическое образование и стаж работы в правовой сфере не менее 15 лет (ч. 2 ст. 4 закона РФ «О статусе судей в РФ»).

Нынешний председатель КС РФ – Валерий Зорькин. Любопытно, что он занимал эту должность в 1993 г. во время противостояния Верховного совета и президента Бориса Ельцина. Тогда борьба парламента и президента привела к небольшой гражданской войне в Москве. И в те дни Конституционный суд во главе с Зорькиным признал неконституционным указ Ельцина о роспуске Верховного совета. Позже, когда Ельцин выиграл борьбу за власть, Зорькин остался судьёй КС РФ, но ушёл с поста председателя. А в 2003 г. он вновь возглавил суд, но не повторяет прошлых ошибок и поддерживает почти все предложения действующего президента.

Деятельность КС РФ регулирует ФКЗ «О Конституционном суде РФ». Конституционный суд выполняет несколько функций, но я рассмотрю лишь главную.

Итак, КС РФ должен решать, противоречит ли Конституции закон или нет. И если он объявит, что норма какого-то закона противоречит Конституции («является неконституционной»), то судам запрещено её применять.

Конституционный суд делает это не по своей инициативе, а по запросу граждан или должностных лиц. Скажем, человек спорит с кем-то в районном суде и считает, что применяемый в его деле закон нарушает Конституцию. В этом случае можно обратиться в Конституционный суд с соответствующим запросом. КС РФ рассмотрит этот закон (не касаясь самого спора) и вынесет постановление, где скажет: «Да, такая-то норма закона противоречит Конституции потому-то и потому-то» или «Нет, такая-то норма не противоречит Конституции потому-то и потому-то». Исходя из этого, районный суд (а вслед за ним – и все остальные) должен разрешить дело.

Акты КС РФ страдают теми же недостатками, что и акты ВС РФ: чрезмерная абстрактность и отсутствие чёткой аргументации. Другая характерная особенность его решений – гигантский размер предложений (двести и более слов). Соответственно, чтобы понять смысл, нужно много раз перечитывать текст и разбираться, как связаны между собой многочисленные причастные и деепричастные обороты и придаточные предложения.

Как ни странно, Конституционный суд попадает в новости чаще, чем Верховный. Дело в том, что споры по Конституции нередко связаны с политикой. В частности, когда граждан России после 2000 г. начали ограничивать в политических правах, споры об этом попадали в Конституционный суд. А его судьи неизменно признавали, что эти меры не противоречат Конституции.

Так, в феврале 2005 г. КС РФ признал не противоречащим Конституции новые требования закона «О политических партиях». Согласно им, партия должна была иметь не менее десяти тысяч членов и отделения более чем в половине регионов страны (постановление КС РФ от 1 февраля 2005 г. N 1-П). В итоге граждане РФ фактически лишились права создавать политические партии, поскольку это превратилось в сложный и трудоёмкий процесс, любое нарушение которого приводит к запрету партии. Ну а требование иметь отделения в половине регионов означало полную ликвидацию региональных и городских партий. То есть граждане потеряли право объединяться на уровне региона или города для участия в политической жизни.

В декабре 2005 г. КС РФ признал законным порядок назначения губернаторов президентом, несмотря на то, что по Конституции у президента нет таких полномочий (постановление КС РФ от 21 декабря 2005 г. N 13-П). Особенно занятно, что почти десятью годами ранее – в постановлении КС РФ от 18 января 1996 г. N 2-П – тот же суд обмолвился, что глава региона должен избираться населением, поскольку такое лицо «получает свой мандат непосредственно от народа и перед ним ответственно». Однако в 2005 г. суд, не смутившись, объявил, что «правовые позиции, сформулированные КС РФ... могут уточняться либо изменяться». Из-за этого жители России на восемь лет (до 2011 г.) полностью лишились права избирать главу региона.

Даже после возвращения губернаторских выборов для потенциальных кандидатов создали многочисленные преграды и фильтры. В частности, кандидат должен получить поддержку от 5% до 10% муниципальных депутатов региона (ч. 3 ст. 18 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ»). Т.е. реализация права быть избранным ставится в зависимость от представителей власти, которые могут не позволить человеку выдвинуть свою кандидатуру. Конституционный суд признал, что такие требования не противоречат Конституции (постановление КС РФ от 24 декабря 2012 г. N 32-П).

В феврале 2013 г. Конституционный суд признал не противоречащим Конституции положения ФЗ «О внесении изменений в КоАП РФ и ФЗ «О собраниях...» (известный «Закон о митингах») (постановление КС РФ от 14 февраля 2013 г. N 4-П). Закон вводил огромные штрафы за нарушения на митингах (до 300 тыс. рублей), а также прописал в КоАП РФ ряд новых крайне размытых норм, в том числе статью 20.2.2 «Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан...». Про эту статью я упоминал в главе «Каучуковые нормы», именно по ней музыканта Семёна Лашкина приговорили к штрафу в 10 тыс. руб. за игру на виолончели на улице.

Наконец, в октябре 2013 г. судьи КС РФ признали конституционным запрет идти на выборы для ряда граждан, в том числе осуждённых за совершение преступлений «экстремистской» направленности (постановление КС РФ от 10 октября 2013 г. N 20-П). Правда, суд разъяснил, что такая мера не должна быть пожизненной. Но если избирательных прав лишают на какой-то срок (например, на 10 лет), то всё в порядке. То есть КС РФ фактически разрешил законодателям лишать избирательных прав кого угодно с одним только условием – это лишение не должно быть пожизненным. Об этой норме закона я тоже упоминал в главе «Каучуковые нормы».

Лирическое отступление: особое мнение Кононова

У конституционного судопроизводства есть одна интересная особенность. Если кто-то из судей не согласен с итоговым решением, он может изложить своё «Особое мнение» по этому вопросу.

Текст этих особых мнений найти непросто. Сайт Конституционного суда их не публикует. К счастью, помогают справочно-правовые системы (например, «КонсультантПлюс») и негосударственные сайты, где решения КС РФ выложены полностью.

По этим особым мнениям видно, что последним судьёй КС РФ с независимой позицией был кандидат юридических наук Анатолий Кононов. Он много раз возражал против авторитарных тенденций в российском законодательстве и отстаивал политические права и свободы граждан. Замечания этого судьи также отличаются от самих актов КС РФ ясностью, логичностью и последовательностью.

Крайне интересно почитать его особое мнение к постановлению КС РФ, легализовавшему порядок назначения губернаторов. Кононов подробно и последовательно объясняет, почему считает такой порядок неконституционным и недемократическим, и не стесняется резко критиковать итоговое решение суда. «Аргументация Конституционного Суда, если это можно назвать так, полностью меняет общепринятые представления о верховенстве Конституции, ее соотношении с законодательством, пределах ее толкования и собственных правовых позициях Конституционного Суда, которые свободно могут меняться «в духе времени» (Выборы.Ру).

Анатолий Кононов и после этого много раз критиковал работу КС РФ. Видимо, это вызвало недовольство его коллег, и в 2010 г. он был вынужден уйти в отставку. С тех пор политические решения Конституционный суд принимает единогласно и без возражений.


Таким образом, Конституционный суд практически бесполезен в деле защиты демократических механизмов. Почти все его решения на этот счёт можно заранее предвидеть: если очередной закон ограничит политические права граждан, КС РФ признает его конституционным.

Однако не совсем справедливо считать, что Конституционный суд не приносит никакой пользы. Если дело не касается политики, его решения не столь предсказуемы и даже иногда защищают права граждан.

Так, в постановлении от 16 июля 2015 г. N 22-П Конституционный Суд защитил право граждан ввозить лекарства, содержащие сильнодействующие элементы, при том что до этого подобные действия могли быть квалифицированы как преступление по ст. 226.1 УК РФ.

В постановление от 22 марта 2007 года N 4-П КС РФ признал неконституционным ограничения максимального размера «декретных» (пособия по беременности и родам) для хорошо зарабатывающих матерей.

В постановлении от 25 февраля 2016 г. N 6-П КС РФ признал неконституционными нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ, которые лишали женщин-подсудимых права на суд присяжных.

Наконец, Конституционный суд последовательно выступал против смертной казни, поэтому в России она, к счастью, не применяется.

Лирическое отступление: душевнобольные в Конституционном суде

Я уже рассказывал как-то о дееспособности – возможности субъекта своими действиями создавать права и обязанности. Полную дееспособность человек получает в 18 лет. Однако если взрослый человек заболеет психическим расстройством, суд может признать его недееспособным и юридически приравнять к малолетнему ребёнку. В этом случае суд назначит опекуна, который и будет совершать все действия от имени недееспособного.

Из-за этого до недавнего времени недееспособные граждане были почти полностью бесправны. Без опекуна они не могли даже подать кассационную жалобу на решение суда о признании их недееспособными. Ведь к этому времени решение суда вступило в законную силу, и человек уже не мог совершать юридически значимые действия.

Находились опекуны, которые этим злоупотребляли, отбирая у подопечных имущество и мешая им обратиться в суд. В итоге получалось, что, если судебный эксперт признал кого-то душевнобольным, а суд проштамповывал это решение, человек навсегда поражался в правах. И даже если он действительно имел психическое расстройство, но потом выздоравливал, то всё равно не мог обратиться в суд, минуя опекуна.

Такая ситуация сложилась, в частности, с жителем Петербурга Павлом Штукатуровым. Его мать в 2004 г. добилась того, что Василеостровский районный суд признал 22-летнего Павла недееспособным, упекла его в психиатрическую больницу и мешала общению с адвокатом Дмитрием Бартеневым. В этом ей активно помогали администрация больницы и районная прокуратура. Штукатуров через Бартенева пытался обжаловать решение суда, но безуспешно, поскольку за недееспособного такие действия должен совершать опекун.

В итоге Бартенев и Штукатуров, не добившись успеха в российском суде, обратились в Европейский суд по правам человека, который в 2008 г. признал их правоту. Ну а позже и Конституционный суд по жалобе Штукатурова и ряда других граждан признал эти нормы неконституционными. КС РФ постановил «признать положение ч. 1 ст. 284 ГПК РФ... не соответствующим Конституции РФ... в той мере, в какой данное положение... позволяет суду принимать решение о признании гражданина недееспособным на основе одного лишь заключения судебно-психиатрической экспертизы, без предоставления гражданину... возможности изложить суду свою позицию лично либо через выбранных им самим представителей» (постановление Конституционного Суда РФ от 27 февраля 2009 г. N 4-П). После этого законодатели расширили права недееспособных граждан и позволили им принимать участие в судебных заседаниях, где решается их судьба.

Высший Арбитражный суд

Этот суд был ликвидирован в 2014 г., однако о нём стоит сказать пару слов.

Дело в том, что ранее система арбитражных судов, разбирающих предпринимательские споры, была совершенно отделена от судов общей юрисдикции. Над всеми арбитражными судами стоял третий высший суд – Высший Арбитражный суд РФ (ВАС РФ). Он выполнял функции надзорной инстанции, обобщал судебную практику, выпускал постановления о том, как правильно понимать те или иные нормы, касающиеся бизнеса, – одним словом, выполнял те же функции, что и Верховный суд, но только в сфере арбитражного судопроизводства.

Однако в 2014 г. ВАС РФ упразднили, а его функции передали специально созданной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ. Официальная причина реформы – необходимость достичь единообразия в судебной практике. Дело в том, что практика в арбитражных судах и судах обшей юрисдикции могла сильно отличаться.

Впрочем, Верховный суд, как уже было сказано, не может обеспечить единство практики даже в судах общей юрисдикции. Так что официальная причина реформы выглядела странно.

Более понятная причина – слишком уж независимая позиция ВАС РФ и арбитражных судов. Они часто защищали предпринимателей от произвола властей, отменяли незаконные решения госорганов и вообще выносили вызывающе справедливые решения. Всё это беспокоило чиновников, которые, видимо, в какой-то момент решили защитить свои интересы. К счастью, просто ликвидировать арбитражные суды не стали. Но было решено постепенно приструнить «арбитражников», ликвидировав чересчур либеральный Высший Арбитражный суд и переведя арбитражных судей в подчинение более консервативного Верховного суда. А поскольку существование ВАС РФ было прописано в Конституции, депутатам пришлось внести поправки в Основной закон.

В итоге у арбитражных судов тоже появилась вторая кассационная инстанция – коллегия по экономическим спорам Верховного суда, а также надзорная инстанция – всё тот же президиум Верховного суда.

Но до сих пор в правовой системе действуют акты, созданные судьями ВАС РФ: судебные решения, постановления пленумов и другие документы, которые толкуют нормы права и на которые арбитражные суды часто ссылаются при вынесении решений. И пока все эти решения не заменили аналогичными актами Верховного суда, можно сказать, что наследие Высшего Арбитражного суда продолжает жить.

Резюме

Высшие суды – это главные суды государства. Они возглавляют судебную власть, надзирают за работой нижестоящих судов и играют роль последней инстанции, ставящей точку во всех правовых спорах.

В России сегодня действует два высших суда – Верховный суд РФ и Конституционный суд РФ.

Верховный суд РФ (ВС РФ) – высший судебный орган по уголовным, гражданским, административным и арбитражным делам. Он состоит из пленума (общего собрания всех судей), президиума (группы наиболее опытных судей) и нескольких коллегий (по административным, гражданским и уголовным делам, по экономическим спорам, по делам военнослужащих, апелляционной и дисциплинарной).

Верховный суд выполняет несколько функций. Во-первых, он проверяет решения нижестоящих судов в качестве второй кассационной и надзорной инстанций. Теоретически любое дело может попасть на рассмотрение Верховного суда. Решения ВС РФ мало чем обогащают право, потому что в них очень слабая и не всегда понятная аргументация. А в тех случаях, когда он отменяет решение нижестоящего суда, это не обязательно значит, что его послушают.

Во-вторых, Верховный суд иногда принимает решения в качестве суда первой инстанции. В-третьих, дисциплинарная коллегия ВС РФ рассматривает споры между судями и судейским начальством. В-четвёртых, Верховный суд обобщает практику и даёт рекомендации нижестоящим судам (в постановлениях пленума и обзорах судебной практики). Многие считают такую деятельность неразумной, тем более, что иногда Верховный суд просто пересказывает текст закона, не добавляя от себя никаких новых мыслей.

Конституционный суд РФ (КС РФ) – ещё один высший суд, который решает, противоречат ли какие-то законы Конституции или нет. Если он объявит норму закона противоречащей Конституции, то судам запрещено её применять. Акты КС РФ страдают теми же недостатками, что и акты ВС РФ: чрезмерная абстрактность, отсутствие чёткости и конкретики в аргументах, огромные и замысловатые предложения.

Конституционный суд в 2000-2010-х гг. признал конституционными ряд законов, ограничивающих политические права граждан (право выбирать губернатора, право свободно создавать политические партии, право на участие в митингах и т. д.). Однако в неполитической сфере КС РФ иногда выносит справедливые и разумные решения.

Высший Арбитражный суд РФ (ВАС РФ) – ещё один высший суд, существовавший до 2014 г. Ранее он был главным судебным органом в системе арбитражных судов. Однако ВАС РФ слишком часто защищал предпринимателей от произвола чиновников и отменял незаконные решения госорганов. Вероятно, это и привело к его ликвидации.

Книгу "Правоведение для всех" в бумажном виде можно купить в следующих местах: «Озон»«Библио-глобус»«Читай-город»«Москва»«Молодая Гвардия»My-Shop«Буквоед» и магазин URSS (самая низкая цена – 299 р.). Также её можно приобрести лично у меня; самовывоз – 300 р. (г. Москва, 300 м от метро «Бауманская»), отправка по почте – 450 р. (пересылка в любую точку РФ). Пишите на мэйл rusakovich@gmail.com, через VK и FB, сообщу вам все необходимые контакты и (или) реквизиты.
Электронная версия книги продаётся по цене 96 р. в интернет-магазинах RideroLitres и Ozon, а по цене $1,97 - на Amazon. С
 каждой проданной книги на Ridero я получаю 60 р., а на Litres, Ozon и Amazon - 24 р., так что при прочих равных лучше покупайте её в Ridero. Если вам кажется, что цена несправедливо низкая и вы хотите поддержать автора на бОльшую сумму, то можете пожертвовать столько, сколько считаете нужным, на мой Яндекс-кошелёк - 410011245764209
Замечания, предложения, дополнения, указания на ошибки и опечатки можно присылать по адресу rusakovich@gmail.com