Глава 24 Правоохранительные органы и юридические профессии

Итак, время поговорить о тех, кто должен охранять закон и права граждан: МВД, СК, ФСБ, прокуратура, Минюст, Росгвардия, надзорные службы, частнопрактикующие юристы, юрисконсульты, нотариусы, адвокаты, чиновники, работники суда.

МВД

Главный и самый крупный правоохранительный орган – Министерство внутренних дел (МВД). Большую часть его сотрудников называют «полицейскими» или «полицией».

МВД имеет сложную и закрытую для посторонних структуру, в которой нелегко разобраться. Функции разных подразделений и должностей зафиксированы не в законах, а в подзаконных актах – приказах МВД. Кроме того, практика работы полиции отличается от региона к региону и даже от отделения к отделению. На официальных сайтах МВД и его региональных управлений нет почти никакой информации о том, из каких структур состоит полиция и чем конкретно они занимаются.

В результате в России большинство простых людей и даже юристов о работе полиции не знают почти ничего. Немногие внятные источники информации – несколько исследований, проведённых Институтом проблем правоприменения. Главные из них – доклад «Диагностика работы правоохранительных органов по охране общественного порядка и перспективы создания муниципальной милиции в России» и книга Кирилла Титаева и Марии Шклярук «Российский следователь: призвание, профессия, повседневность». Кроме того, Комитет гражданских инициатив выпустил наглядные брошюры и листовки с инфографикой в рамках проекта «Понятная полиция». Если вы хотите больше узнать о работе российской полиции, рекомендую ознакомиться с этими источниками.

Итак, МВД – огромная структура, организованная, как и многие другие госорганы, на трёх уровнях: федеральном, региональном и районном. Нынешний глава МВД – бывший руководитель московской полиции Владимир Колокольцев.

На федеральном уровне в МВД действуют департаменты и управления, которые координируют работу нижестоящих структур.

На уровне каждого региона работает главное управление МВД. Называют его по-разному – «управление МВД (УМВД)», «главное управление МВД (ГУМВД)» или «МВД такой-то республики». Это управление координирует работу нижестоящих подразделений.

Наконец, каждый регион разбит на районы с населением примерно 50 тыс. человек. За каждый из них отвечает районный отдел внутренних дел. Его называют ОВД или УВД «по такому-то району» либо «отдел полиции такой-то». Для простоты я буду называть их все «отделом полиции».

В районном отделе полиции работает в среднем 250 сотрудников, распределённых по нескольким структурным подразделениям. Перечислю здесь основные подразделения и должности.

Сотрудники дежурной части (ДЧ) круглосуточно регистрируют сообщения о правонарушениях. Если вы будете звонить по телефону 112, то вас, скорее всего, перенаправят на дежурную часть нужного отдела полиции. Сотрудник ДЧ решает, приедут ли полицейские на вызов, и если да, то в каком составе. Дежурный может отправить на место участкового, сотрудников патрульно-постовой службы или (в случае серьёзного преступления) следственно-оперативную группу (СОГ, следователь + оперативник + эксперт-криминалист).

Ещё сотрудники встречают людей, которые пришли заявить о возможном преступлении, выдают им талоны-уведомления о принятии заявления (ч. 4 ст. 144 УПК РФ) и регистрируют всё в «Книге по учёту сообщений о происшествиях» (КУСП).

Работающие в отделе полиции оперативные уполномоченные (оперативники) занимаются оперативно-розыскной деятельностью: выявляют и раскрывают преступления и собирают информацию, необходимую для расследования. Оперативники носят не форму, а обычную одежду, чтобы не привлекать лишнего внимания, неофициально общаются со свидетелями и информаторами и занимаются другой интересной работой.

Не всегда, правда, они делают это законно. Из всех сотрудников полиции оперативники чаще всего попадают в скандалы, связанные с пытками. Наиболее известный случай произошёл в Казани в марте 2012 г. Там оперативники ОВД «Дальний» выбивали у задержанного признание в краже мобильника, засовывая ему в анальное отверстие бутылку от шампанского. В итоге человек получил разрыв кишечника и умер. Как выяснилось, оперативники много раз практиковали такие методы работы. В июне 2014 г. Приволжский районный суд Казани приговорил их к разным срокам лишения свободы (от 2 до 15 лет) (Право.Ру).

Работающие в ОВД следователи и дознаватели ведут предварительное расследование преступлений. Им нужно допросить свидетелей, найденных оперативниками, составить протоколы допроса и много других бумаг, подшить их в дело в определённом порядке. Эту кропотливую бюрократическую работу делают следователи и дознаватели МВД. Дознаватели занимаются более лёгкими делами, следователи – более сложными. Их работа не столь активная, как у оперативников, и требует больше усидчивости и аккуратности, поэтому большинство следователей МВД (около 70%) – женщины.

Сотрудники патрульно-постовой службы (ППС) из полицейских чаще всего попадаются на глаза гражданам. ППС-ники объезжают или обходят район, следят за порядком, дежурят в местах скопления граждан и задерживают нарушителей. C ними может столкнуться любой, кто будет на улице делать что-то плохое: драться, материться, пить алкоголь или иметь неславянскую внешность. Также ППС-ники по указанию дежурной части могут поехать на срочный вызов, бросив патрулирование улиц, и быстро появиться на месте происшествия.

Район, подведомственный ОВД, разделён на небольшие участки с населением в несколько тысяч человек. За каждый отвечает участковый уполномоченный полиции (УУП, в просторечии просто «участковый»). Иногда ему дают помещение для работы рядом с участком (т.н. «опорный пункт полиции» или «участковый пункт полиции»), иногда он со своими коллегами работает в самом здании ОВД. Участковые следят за неблагонадёжными элементами (алкоголиками, душевнобольными, нелегальными мигрантами, бывшими зэками), приходят на те вызовы, куда не выезжают другие полицейские (например, по жалобе соседей – на пьянки или шумные вечеринки), разруливают бытовые конфликты и выполняют всю работу, которую не могут или не хотят делать другие полицейские.

Кроме того, в отделе полиции есть инспекторы по делам несовершеннолетних (работают с малолетними нарушителями), эксперты-криминалисты, водители, работники изолятора временного содержания (ИВС, он же «обезьянник») и другие сотрудники.

Территория, где работает отдел полиции, обычно совпадает с территорией, подведомственной районной прокуратуре и районному суду. Соответственно, дела, которыми занимаются полицейские, попадают обычно в один и тот же суд, а там их представляют одни и те же сотрудники прокуратуры.

Некоторые полицейские подразделения не входят в состав районного отдела полиции, а образуют особую структуру. Например, подразделения ГИБДД охраняют порядок на автодорогах, транспортная полиция – на железных дорогах и в аэропортах, а управления МВД по вопросам миграции (бывшая Федеральная миграционная служба) выдают загранпаспорта россиянам и следят за соблюдением миграционного законодательства иностранцами.

Ну и напоследок анекдот, который помогает запомнить, кто чем в МВД занимается. Начальник отдела полиции собрал в лесу подчинённых и поставил перед ними задачу: найти и доставить в отделение лося. Сотрудники ППС проверяли прописку у пробегавших мимо ишаков и сайгаков, а лося не заметили. Участковые принесли объяснения от жителей леса о том, что в данном лесу лось не проживает. Оперативники притащили избитого зайца, который признался в том, что он лось. Следователь запротоколировал допрос зайца и составил уголовное дело на семь томов, где убедительно доказал, что это лось, замаскированный под зайца с целью скрыть следы преступления.

Следственный комитет

Итак, лёгкие и средние по тяжести преступления раскрывают оперативники МВД, а расследуют – дознаватели и следователи МВД. Что касается серьёзных и тяжких преступлений, то там всё сложнее: их раскрывают те же оперативники МВД, а расследуют – сотрудники отдельного ведомства.

Когда-то этим ведомством была прокуратура. Считалось, что оперативники полиции (или некогда – «милиции») устанавливают фактические обстоятельства дела, а следователи прокуратуры – готовят его к суду. В 2007 г. этот процесс разделили на три разных ведомства. Теперь раскрывают тяжкие преступления оперативники МВД, расследуют – следователи Следственного комитета, а представляют в суде – сотрудники прокуратуры.

Структура Следственного комитета похожа на структуру МВД. На федеральном уровне – центральный аппарат, на региональном – управления по субъекту федерации, на районном – районные следственные отделы. И если отделы полиции обычно названы просто, то следственные отделы СК РФ имеют пышные и затейливые названия, например, «Таганский следственный отдел следственного управления по ЦАО Главного следственного управления следственного комитета РФ по городу Москве».

Формально Следственный комитет не относится ни к одной ветви власти, хотя, как и полиция, ближе всего к исполнительной. Руководитель СК получает полномочия из рук президента и никому, кроме него, не подчиняется.

Следственный комитет расследует самые серьёзные и опасные преступления: все виды убийств, похищения, половые преступления, уклонения от уплаты налогов, разные финансовые махинации и должностные преступления. Кроме того, он может забрать себе расследование любого преступления, если сочтёт его особо важным.

В последние годы СК постоянно вовлечён в российский политический процесс. Его следователи вели громкие дела против оппозиционных политиков и гражданских активистов: дело Pussy Riot (против девушек, спевших антипутинскую песню в Храме Христа Спасителя в 2012 г.), «Болотное дело» (против участников митинга 6 мая 2012 г. в Москве) и дело «Кировлеса» (против политика Алексея Навального). Также Следственный комитет расследует так называемые «экстремистские» преступления (в том числе о «возбуждении вражды» по ст. 282 УК РФ).

Нынешний глава Следственного комитета – Александр Бастрыкин. Из всех известных «правоохранителей» он имеет наиболее сомнительную репутацию. Самый громкий скандал с его участием произошёл в июне 2012 г. Тогда «Новая газета» рассказала, что глава СК и его помощники задержали оппозиционного журналиста Сергея Соколова, отвезли его в подмосковный лес и там долго высказывали свои претензии. По словам журналиста, Бастрыкин остроумно пошутил, что если убьёт Соколова, то сам же и будет расследовать это дело («Новая газета»). История окончилась странно: Бастрыкин с Соколовым помирились, но Соколов от своих слов не отказался. Одновременно Быстрыкин заявил, что никого никуда не возил, но в суд с иском о клевете не обратился (BBC.

ФСБ

Федеральная служба безопасности (ФСБ) – правоохранительный орган с неоднозначной репутацией (для одних – зловещей, для других – героической). Изначально ФСБ возник на базе Федеральной службы контрразведки (а та – на базе Министерства безопасности РФ, а оно – на базе подразделений по контрразведке бывшего КГБ). Первоначальная задача этого органа – контрразведка, то есть поиск шпионов и диверсантов.

Нынешний глава ведомства – Александр Бортников, который занимает этот пост с 2008 г.

Многие считают ФСБ полным аналогом советского Комитета государственной безопасности (КГБ). Но это не совсем так. КГБ занимался и разведкой, и контрразведкой: засылал своих шпионов в другие страны и ловил чужих шпионов внутри страны. Сейчас же эти функции разделены между СВР, ГРУ и ФСБ. Федеральной службе безопасности осталась только контрразведка, поэтому за рубежом агенты ФСБ, как правило, ничего не разведывают. Однако они могут делать это внутри страны: например, ФСБ занималось разведкой во время войны в Чечне.

В ФСБ работают оперативники и следователи, которые совместно раскрывают и расследуют преступления, связанные с терроризмом, шпионажем, контрабандой оружия и ядерных материалов и некоторыми другими вещами.

Федеральная служба безопасности имеет крайне разветвлённую оперативно-розыскную сеть. Искать шпионов и диверсантов можно практически везде (в частных фирмах, общественных объединениях, молодёжных группировках, в СМИ и интернете), поэтому ФСБ фактически следит за всей страной. Есть многочисленные свидетельства того, что она прослушивает оппозиционных политиков и активистов и внедряет своих агентов в организации, настроенные критически к действующей власти. Можно сказать, что одна из главных задач ФСБ – борьба с гражданским обществом (т.е. со всеми организациями, которые не зависят от государства и могут ему противостоять).

Другая известная функция ФСБ, которой посвящены многие фильмы и сериалы, – борьба с терроризмом. Ведомство расследует целый букет террористических статей УК РФ, начиная со ст. 205 (теракт) и заканчивая ст. 211 (угон самолёта, корабля или поезда). Активнее всего ФСБ занималась этим во время Второй Чеченской войны (1999-2001 гг.) и последующей террористической активностью на всём Северном Кавказе. В частности, сотрудники ФСБ провели ряд специальных операций, в ходе которых были арестованы или убиты лидеры чеченских сепаратистов Салман Радуев (2000 г.), Хаттаб (2002 г.), Аслан Масхадов (2005 г.) и Шамиль Басаев (в 2006 г.).

Когда на Северном Кавказе стало спокойнее, ФСБ переключилась на другие дела. Сегодня главные статьи УК РФ, по которым она работает, – это ст. 276 «Шпионаж» и ст. 275 «Государственная измена». Госизменой считается, среди прочего, «оказание… помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности РФ».

К сожалению, формулировка этой статьи предельно каучукова. Даже не имея доступа к секретным сведениям, человек может разгласить информацию, которую кто-то сочтёт наносящей ущерб России.

Например, в мае 2014 г. сотрудники ФСБ арестовали радиоинженера и бывшего сотрудника ГРУ Геннадия Кравцова. Всё его преступление состояло в том, что он послал резюме в одну шведскую фирму. В письме были сведения, которые сотрудники ФСБ посчитали государственной тайной. При этом Кравцов уволился из ГРУ за десять лет до этого и вряд ли знал актуальные и важные секреты. Кроме того, следователи не установили, что шведы передали Кравцову деньги. В таких обстоятельствах госизмена выглядит крайне сомнительной – зачем бесплатно сообщать кому-то секретные сведения. Тем не менее, Московский городской суд в сентябре 2015 г. признал Кравцова виновным и приговорил к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима (РИА «Новости»). Позже Верховный суд снизил этот срок до 6 лет («Новая газета»).

Характерная особенность последних лет – процессы против учёных, которые выступали на международных конференция или работали по заказу иностранных компаний и ненароком выдали информацию, в которой ФСБ усмотрело государственную тайну. Подобных дел стало так много, что в «Википедии» даже сделали об этом отдельную статью.

По преступлениям, которые расследует ФСБ, обычно невозможно просить о суде присяжных, а сами процессы часто проходят в закрытом режиме, без журналистов. Это сильно снижает уровень доверия к работе ФСБ и результатам её деятельности.

Ещё одна важная функция ФСБ – охрана границ. В состав данного ведомства входит Пограничная служба. Её сотрудники (в просторечии – «пограничники») патрулируют границу и приграничные районы. Кроме того, они проверяют паспорта людей, въезжающих или выезжающих из страны, сверяют их с базами данных, задают в случае необходимости дополнительные вопросы и, если нужно, задерживают человека.

О работе Федеральной службы безопасности и её роли в российской общественно-политической жизни можно почитать книгу Андрея Солдатова и Ирины Бороган «Новое дворянство. Очерки истории ФСБ».

Прокуратура

Прокуратура – это орган, который от имени государства обвиняет человека в преступлении и убеждает суд в том, что тот действительно его совершил.

Российская прокуратура официально не относится ни к одной ветви власти, но ближе всего, конечно, к исполнительной власти. Как и другие правоохранительные органы, она разделена на федеральный, региональный и районный уровни, что примерно совпадает со структурой МВД и судебной системы. Обычно районная прокуратура представляет в районном суде обвинение по тем делам, которые расследовал районный ОВД или районный отдел СК РФ.

Кроме того, существуют специализированные прокуратуры – природоохранная, транспортная, прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. Отдельная структура – у военной прокуратуры, которая разделена по военным округам, флотам и гарнизонам и соответствует структуре военных судов.

Всю эту систему возглавляет генеральный прокурор, которого назначает президент с согласия Совета Федерации (ч. 2 ст. 129 Конституции РФ). Нынешний генеральный прокурор – Юрий Чайка.

Во многих странах прокуратура координирует расследование преступлений и юридически оформляет дело: прокурор работает в контакте с полицейскими и даёт им указания. Это нужно, потому что в условиях независимого правосудия мало выяснить, кто и как совершил преступление – надо ещё доказать это в суде. И если прокурор видит, что доказательств мало или они собраны с нарушением закона, то сам решает, как поступить с делом: продолжить расследование другим способом или вовсе прекратить его, чтобы зря не тратить время.

В России прокуратура до 2007 г. имела схожие полномочия. В ней работали следователи, которые расследовали самые серьёзные преступления. Также прокуратура руководила следователями и дознавателями МВД. В случае чего прокуратура могла сама возбудить уголовное дело, приказать милиции (тогдашнее название полиции) выяснить обстоятельства дела и довести его до суда. Прокуратура координировала расследование и могла начать и прекратить любое дело. Логику такой схемы я описал выше – раз уж прокуратура представляет дело в суде, она должна влиять на расследование до суда.

Но в 2007 г. у прокуратуры забрали значительную часть полномочий, а всех следователей прокуратуры перевели в новый госорган – Следственный комитет РФ. В итоге возникло две отдельных структуры, которые время от времени конфликтуют друг с другом.

Теоретически прокурор должен осуществлять «надзор» за тем, как проводится следствие, однако никаких рычагов давления на следователя у него нет. Прокурор не может дать следователю никаких указаний (прекратить одно расследование или начать другое, допросить тех или иных свидетелей) и почти никак не влияет на его работу. Прокуратура должна лишь получить законченное уголовное дело и представить его в суде. Единственный способ влияния – не принять дело у следователя и отправить его на доследование. То есть прокуратура может лишь отложить рассмотрение дела в суде.

На практике это выглядит следующим образом. «Раньше когда расследовалось дело, следователи каждые две недели заглядывали к нам и показывали, что и как движется. А теперь они вообще не считают нужным советоваться с прокурором. Потом приходят, складывают семь томов и говорят: у тебя десять дней, подписывай в суд» («Русский репортёр»).

В итоге получается, что в суде прокурор защищает результаты того расследования, в котором ни он, ни его ведомство не участвовали и о котором он почти ничего не знает. Часто даже формальный надзор за следствием производит один прокурор, а представляет в суде – другой. Всё это приводит к трагикомичным ситуациям.

«Громкие процессы последних лет неизменно удивляют наблюдателей, в числе прочего – бросающейся в глаза беспомощностью представителей обвинения, – пишет социолог Элла Панеях. – Практически каждый раз присутствующие в зале суда журналисты и блогеры с некоторым изумлением описывают одну и ту же картину: прокурор, который не ориентируется в материалах уголовного дела, не помнит ключевых обстоятельств фабулы обвинения, не может ответить ни на один вопрос защиты по существу дела, потом зачитывает обвинительное заключение с таким видом, будто видит его в первый раз, путая ударения в фамилиях свидетелей и экспертов. В деле ЮКОСа один раз государственный обвинитель принял название улицы в адресе лондонского филиала фирмы – Виктория-роуд – за подпись некой Виктории Роуд под документом. В деле Pussy Riot прокурор был не в курсе, что показания одного из свидетелей в деле скопированы с показаний другого вместе с опечатками и грамматическими ошибками» («Ведомости»).

Впрочем, на приговор это почти не влияет. Из-за обвинительного уклона российского правосудия судья всё равно признает подсудимого виновным, даже если прокурор не сумеет ничего толком доказать. Это и было видно в делах ЮКОСа, Pussy Riot, «Кировлеса» и многих других процессах. Правда, тогда не совсем ясно, зачем вообще нужна прокуратура.

В большинстве стран роль прокуратуры ограничена уголовным преследованием: то есть она совместно с полицией расследует преступление и доказывает в суде, что человек виновен.

В России, однако, прокуратура должна осуществлять общий надзор за соблюдением всех законов всеми организациями в стране. На практике за последние годы прокуратура отстранилась от этой работы. Почти во всех возможных сферах теперь работают специальные надзорные ведомства, которые и контролируют соблюдение законодательства: Роспотребнадзор, Рособрнадзор, Росздравнадзор и т. д. В итоге прокуратура либо проводит проверки совместно с этими ведомствами, либо сразу перенаправляет в них всех заявителей.

Лирическое отступление: правоохранительные органы и политика

В авторитарном государстве без независимой судебной власти и парламентского контроля каждый правоохранительный орган – потенциально опасный политический субъект. Его сотрудники могут начать прослушку, арестовать и даже безнаказанно убить любого человека, в том числе высокопоставленного политика или военного.

Из-за этого руководство страны постоянно следит за балансом сил между ними: никто не должен иметь много полномочий и оружия. А если какой-то орган усилится, его нужно уравновесить другой структурой. Иными словами, чтобы одни люди в погонах не пересажали и не перестреляли других людей в погонах (или даже самого президента), в России их разводят по разным госорганам и периодически меняют структуру этих органов.

Например, в середине 2000-х годов в России чрезвычайно усилилась Генпрокуратура. Следователи Генпрокуратуры вели дело ЮКОСа и отправили в тюрьму почти всех руководителей этой нефтяной компании. Политолог Екатерина Шульман считает это главной причиной создания Следственного комитета: «Потому что, когда он создавался, Генеральная прокуратура была ударной силой дела ЮКОСа, главного репрессивного процесса того времени. Вот для того, чтобы она не сильно усиливалась, из нее выделили СКР» («Эхо Москвы»). Как видим, это разделение сильно затруднило и замедлило борьбу с преступностью.

Также, видимо, по политическим причинам происходили другие изменения в правоохранительных органах. Один пример – создание в 2003 г. и ликвидация в 2016 г. Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), которая была своеобразным «противовесом» ФСБ. Другой пример – создание в 2016 г. Росгвардии и передача ей части подразделений и функций из МВД.

Всё это входит в предмет исследования политологов, а не юристов, поэтому не буду подробно здесь останавливаться. Просто учитывайте это, когда пытаетесь понять, зачем нужен тот или иной правоохранительный орган. Не всегда в этом есть логика. Возможно, руководство страны думало не о том, как победить преступность, а о том, как сохранить власть.

Минюст

Министерство юстиции (Минюст) – правоохранительный орган с широкими полномочиями. Его сотрудники проводят юридический анализ всех будущих законов и подзаконных актов, регистрируют некоммерческие организации (в том числе политические партии и религиозные объединения) и следят за их деятельностью, а также контролируют работу адвокатов и нотариусов. Кроме того, Минюсту подчиняются ЗАГСы, которые регистрируют главные события в жизни российских граждан: рождение, заключение брака, развод, смену имени и смерть.

Также Минюсту подчиняются две важные службы, которые помогают судам и исполняют их решения: ФСИН и ФССП.

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) наказывает тех, кого суд признал виновным в совершении преступления. Ведь мало приговорить человека к лишению свободы или обязательным работам – надо, чтобы кто-то его охранял или заставлял работать. В подчинении ФСИН находятся учреждения, где люди сидят по приговору суда: исправительные колонии и тюрьмы. Также она охраняет тех, кто взят под стражу и ожидает суда, и следит за условно осуждёнными. Наконец, под её контролем осуждённый отбывает исправительные и обязательные работы.

Когда-то все места лишения свободы были в подчинении Министерства внутренних дел. В конце 1990-х гг. тюрьмы и колонии передали Минюсту, надеясь превратить их в более гуманные заведения. Предполагалось, видимо, что, если лагерные работники будут считать себя не «ментами», а работниками Министерства юстиции, это придаст им больше солидности и благородства.

Однако серьёзных реформ при этом не провели, большинство сотрудников остались на своих местах, и никаких изменений не произошло. Во многих колониях по-прежнему процветают пытки, коррупция, несправедливые наказания и невыносимые условия труда.

Федеральная служба судебных приставов (ФССП) работает по двум направлениям. Первое – помощь судам в их работе. Этим занимаются приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов («приставы по ОУПДС»). Граждане обычно видят их, когда приходят в суд: именно приставы проверяют вещи посетителей и записывают их паспортные данные. Кроме того, приставы наводят порядок, если в здании суда произойдёт конфликт. Теоретически они могут доставить в суд участника процесса, который обязан появиться на заседании, но не приходит.

Другое направление работы ФССП – исполнение судебных решений по гражданским и административным делам. Этим занимаются приставы-исполнители. Если человек сам не платит деньги по решению суда, приставы могут принудительно списать деньги с его банковского счёта или забрать имущество и продать с аукциона. Также они разными способами стимулируют человека исполнить решение. Самые болезненные для должника меры – ограничение выезда за рубеж или лишение водительских прав (до тех пор, пока тот не выплатит все деньги).

Приставы-исполнители часто ленятся выполнять свою работу. Это может свести на нет всю работу юриста в суде. Ведь одно дело – выиграть дело, но совсем другое – исполнить решение. Поискать банковские счета и списать с них деньги пристав ещё может, но крайне сложно заставить его куда-то поехать, чтобы найти и арестовать имущество должника.

ФСО, ФНС, ФТС

Несколько служб с похожими аббревиатурами имеют непохожие функции.

Федеральная служба охраны (ФСО) охраняет самых важных российских чиновников (в том числе президента), а также глав иностранных государств во время их визита в Россию. Сотрудники ФСО сопровождают кортежи, и следят за госучреждениями, гостиницами, домами и другими местами, где находится охраняемый человек и где на него могут совершить нападение.

Федеральная налоговая служба (ФНС) следит за тем, как все соблюдают налоговое законодательство, наказывает нарушителей и регистрирует коммерческие организации и индивидуальных предпринимателей. В каждом регионе есть региональное управление ФНС (УФНС), которому подчиняются районные инспекции ФНС (ИФНС). Каждая инспекция обслуживает определённую территорию и контролирует, как зарегистрированные там граждане и организации платят налоги.

Федеральная таможенная служба (ФТС) борется с контрабандой и контролирует перемещение товаров и других вещей через границу. ФТС подчинены несколько межрегиональных управлений (Южное, Центральное, Дальневосточное и т. д.), управлениям подчинены таможни (по одной на регион, международный порт или аэропорт), а им – таможенные посты на каждом пункте пропуска границы.

ГРУ и СВР

Внешней разведкой в России занимаются два органа: Главное разведывательное управление (ГРУ) и Служба внешней разведки (СВР). ГРУ относится к Министерству обороны и производит военную разведку, а СВР – самостоятельная служба, подчиненная непосредственно президенту; занимается она политической и экономической разведкой. Понятно, что разделить военные, политические и экономические сведения не всегда возможно, поэтому работа двух спецслужб иногда пересекается.

Строго говоря, разведка – это не правоохранительная деятельность, а наоборот – нарушение законов чужой страны. Но предполагается, что разведчики таким образом охраняют права и свободы граждан России. Поэтому их можно условно отнести к правоохранительным органам.

Самое громкое событие, связанное со Службой внешней разведки, произошло в июне 2010 г. Тогда в США были арестованы несколько российских граждан, которых обвиняли в работе на СВР. В частности, они должны были выведать данные о ядерном вооружении США. Правда, никаких секретов они так и не добыли, поэтому американцы легко обменяли их на четырёх российских граждан, осуждённых ранее в России за госизмену (в том числе физика Игоря Сутягина). Самым известным из провалившихся агентов СВР была Анна Чапман, впоследствии ставшая телеведущей и фотомоделью (Лента.Ру).

Главное разведывательное управление мелькало в новостях в связи с более успешными операциями. В частности, большинство аналитиков именно на ГРУ возлагают ответственность за убийство в 2004 г. в Катаре одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева («Независимая газета»).

Росгвардия

В 2016 г. в России появился новый госорган – Федеральная служба войск национальной гвардии РФ (Росгвардия). Эта наполовину военная, наполовину правоохранительная структура, которой отдали некоторые подразделения и функции других ведомств (в основном, МВД).

Костяк Росгвардии – это Национальная гвардия. Так стали называть бывшие внутренние войска МВД – подразделения, которые должны бороться с незаконными вооружёнными формированиями, охранять государственные объекты, разгонять митинги и подавлять массовые беспорядки.

Ещё в состав Росгвардии входит вневедомственная охрана. Это нечто вроде государственного охранного агентства. Его создали в советские годы в составе МВД, потому что тогда почти вся собственность, требующая охраны, принадлежала государству, и удобнее было объединить полицейские и охранные функции в одном ведомстве. Сейчас же большинство зданий и предприятий принадлежат частным лицам, и охранять их должны сами собственники. Тем не менее, вневедомственная охрана по-прежнему существует, но теперь оказывает платные услуги. На многих частных объектах стоит сигнализация, при срабатывании которой туда выезжают сотрудники вневедомственной охраны.

Кроме того, в состав Росгвардии перевели из МВД некоторые полувоенизированные полицейские подразделения, которые применяют в особо опасных и важных операциях: специальные отряды быстрого реагирования (СОБР) и отряды мобильные оперативного назначения (ОМОН).

Возглавил Росгвардию генерал Виктор Золтов. Это бывший начальник Службы безопасности президента, то есть фактически личный охранник Владимира Путина. Поэтому большинство экспертов восприняли учреждение Росгвардии как создание структуры, преданной непосредственно президенту и способное предотвратить государственный переворот.

И анекдот, появившийся при создании Росгвардии: «Мои друзья служили в милиции, потом в полиции, теперь их переводят в национальную гвардию. Чувствую, на пенсию они уйдут мушкетёрами».

Надзорные службы

Я уже рассказывал о том, что административным надзором у нас занимаются прокуратура и специальные надзорные ведомства. Роль прокуратуры я уже обрисовал, теперь скажу пару слов о надзорных ведомствах.

В основном, именно эти органы следят за соблюдением административного законодательства и наказывают нарушителей. Они традиционно имеют два названия. Одно – длинное («Федеральная служба по надзору в сфере чего-то»), второе – короткое («Рос(чего-то)надзор» или «Рос(чего-то)»). Приставка «рос» означает «российский», а на месте «чего-то» указана сфера деятельности.

Так, в подчинении Министерства труда и соцзащиты находится Роструд (Федеральная служба по труду и занятости), чьи работники следят за исполнением трудового законодательства. В подчинении Министерства здравоохранения – Росздравнадзор (Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения). В подчинении Министерства образования и науки – Рособрнадзор (Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки). Ну и так далее – есть ещё несколько десятков подобных «рос(чего-то)надзоров» во всех возможных сферах (Росприроднадзор, Россельхознадзор, Ространснадзор и др.).

Самая известная структура, знакомая многим предпринимателям и простым гражданам, – Роспотребнадзор (Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека). Эта служба следит за тем, как частные и государственные организации соблюдают санитарные нормы и законодательство о защите прав потребителей. Чиновники Роспотребнадзора могут оштрафовать за нарушение правил торговли, продажу некачественных товаров или за грязь и мусор в помещении, где должно быть чисто.

В последнее время популярным стал Роскомнадзор (Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций). Это что-то вроде главной цензурной службы страны. Её главная функция – запрет и блокировка сайтов, в которых чиновники усмотрели что-то противозаконное. Кроме того, Роскомнадзор любит штрафовать журналистов за разные нарушения, поэтому те пишут о нём особенно часто. Именно благодаря работе этого ведомства все научились прибавлять к названиям некоторых террористических организаций фразу «запрещенная в РФ». Иначе чиновники Роскомнадзора штрафуют газету или сайт на 40-50 тыс. руб. (ч. 2 ст. 13.15 КоАП РФ).

Некоторые госорганы обходятся без слова «надзор», но выполняют те же функции. Например, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) выявляет нарушения антимонопольного законодательства, норм о рекламе и госзакупках. А Банк России (Центробанк) не только печатает рубли и хранит золотовалютные резервы, но и «надзирает» за соблюдением законов о банках, страховании и ценных бумагах.

Почти все надзорные органы и выявляемые ими правонарушения перечислены в главе 23 КоАП РФ. Правда, они там названы не по имени, а в стиле «орган, осуществляющий надзор в сфере того-то». Это происходит из-за того, что президент часто меняет структуру исполнительной власти: ликвидирует одни ведомства, создает другие или объединяет несколько госорганов в один.

Если вы столкнулись с нарушением закона, которое не тянет на преступление, нужно обратиться в соответствующий надзорный орган. Иногда достаточно звонка оттуда, чтобы обидчик (работодатель, магазин, школа, поликлиника или почта) перестал нарушать закон и ваши права. Впрочем, не все надзорные службы работают хорошо, некоторые просто пришлют отписку в ответ на обращение.

Частнопрактикующие юристы и юридические фирмы

Юрист – это любой человек, работающий в правовой сфере. Судьи, прокуроры, следователи и другие работники правоохранительных органов – это всё юристы, которые имеют юридическое образование и занимаются юридической работой.

Однако в быту юристами чаще называют тех, кто не связан с государством и помогает решать правовые проблемы граждан и организаций. К ним относятся частнопрактикующие юристы, работники юридических фирм и юрисконсульты. Поговорим о каждой из этих категорий.

Для начала – частнопрактикующие юристы. В России в разных сферах (недвижимость, страхование, налоги и т. д.) работают тысячи юристов, которые консультируют людей, составляют им претензии и исковые заявления и ходят за них в суд. У таких юристов нет устоявшегося названия, чаще всего их называют «частнопрактикующими» или «юристами-фрилансерами». Кто-то из них занимается только юриспруденцией, а кто-то совмещает её с иной работой. Одни зарегистрированы как индивидуальные предприниматели, другие обходятся без этого статуса. Таким юристам никто не платит постоянную зарплату, они сами ищут клиентов и сами назначают цены за свои услуги.

Ну а некоторые юристы объединяются в организации и совместно оказывают правовые услуги. Такая форма работы называется «юридическая фирма» или «юридическая компания». В таких фирмах заработок юриста может быть как фиксированным, так и зависеть от количества денег, которые он привлёк от клиентов.

Юридические фирмы сильно отличаются друг от друга по принципам работы, сфере деятельности, количеству сотрудников и денежному обороту. Существуют как небольшие конторы, помогающие решать скромные пенсионные и трудовые споры, так и солидные компании, работающие с крупными корпорациями.

Последние занимаются так называемым «юридическим консалтингом» – то есть правовым сопровождением бизнеса. Иностранные компании, пришедшие на российский рынок, на юридическом жаргоне называются «ильфы» (от англ. ILF, International Law Firm – «международная юридическая фирма»). Российские компании по аналогии получили название «рульфы» (от англ. RuLF, Russian Law Firm – «российская юридическая фирма»).

О работе частнопрактикующих юристов и юридических фирм читайте книгу Вячеслава Оробинского «Чему не учат на юрфаке» (и два продолжения с похожими названиями).

Лирическое отступление: права потребителей

Особый вид юридических фирм – организации, защищающие права потребителей. Закон даёт им особые права. Я как-то говорил о том, что произойдёт, если фирма, обидевшая потребителя, не удовлетворит его претензии до суда, а потом проиграет дело. Суд заставит её выплатить потребителю штраф – 50% от взысканной суммы.

Скажем, страховая компания должна человеку 100 тыс. руб. и не выплатила их по досудебной претензии. Тогда суд взыщет с неё эти 100 тыс. руб. и ещё штраф в 50 тыс. руб.

Если же человека в суде будет представлять организация по защите прав потребителей, тогда ей достанется половина из этих 50 тыс. р., т.е. 25 тыс. р. (ч. 6 ст. 13 закона РФ «О защите прав потребителей»).

Эта норма привела к появлению множества организаций, защищающих права потребителей. Почти в каждом российском городе есть минимум две-три штуки. Главная их особенность – они могут иногда защитить права потребителей без предварительной оплаты, а только лишь за счёт ожидания получить вышеуказанный штраф. Разумеется, это касается беспроигрышных споров на крупные суммы, по которым можно легко взыскать деньги. По более спорным случаям юристы всё равно будут работать за гонорар.

Тем не менее, если у вас типовое и выигрышное потребительское дело, это шанс получить правовую помощь фактически бесплатно. Контакты таких организаций легко найти в интернете.

Юрисконсульты

Любая организация – от продуктового магазина до нефтяной компании – регулярно решает юридические вопросы: заключает договоры, обжалует административные штрафы, платит налоги, отвечает на претензии или судится с клиентами и заказчиками.

Некоторые фирмы (особенно мелкие) решают эти проблемы самостоятельно и привлекают юриста по мере необходимости. Некоторые обращаются в упомянутые выше консалтинговые фирмы, и те регулярно решают их юридические проблемы. Ну а некоторые берут на работу юриста или создают юридический отдел, который и занимается подобными вопросами.

Традиционное название штатного сотрудника-юриста – «юрисконсульт». Более модный термин – «инхаус-юрист» (от англ. in-house lawyer – «внутренний юрист»). Ещё одно наименование – корпоративный юрист (т.е. «юрист, работающий в корпорации»). Однако такой термин не совсем удачный: им ещё называют специалистов по корпоративному праву – людей, изучающих законы о юридических лицах. Наконец, в бытовой речи юрисконсульта чаще всего называют просто «юрист такой-то фирмы».

Юрисконсульт решает правовые проблемы организации, а в идеале – предотвращает их. Именно от него директор в нужный момент должен услышать фразы: «Не делайте так, за это могут посадить» или «В договоре это писать нельзя, иначе вы своих денег больше не увидите».

Главная задача юрисконсульта – борьба с российским законодательством. Наше государство устанавливает много не совсем осмысленных правил для частных организаций, регулярно их меняет и жёстко наказывает за нарушения. Поэтому юрисконсульт должен постоянно отслеживать изменения в законодательстве, знать, какой отчёт, куда и к какому числу нужно отправить, какие документы иметь на разных сотрудников и как выполнить требования надзорных ведомств.

Адвокатура и адвокаты

«Адвокатом» у нас любят называть любого юриста, который не работает на государство. Такой юрист постоянно слышит вопросы вроде: «Ты адвокатом что ли работаешь?» И после этого он либо долго объясняет, почему не имеет статуса адвоката, либо просто соглашается: «Да, вроде того».

Соответственно, попробуем разобраться, чем адвокат отличается от других юристов.

Итак, адвокат – это независимый профессиональный советник по правовым вопросам, который сдал соответствующий экзамен и состоит в органе адвокатского самоуправления (адвокатской палате). Термин происходит от латинского глагола advocare, что означает «приглашать, призывать» (т.е. этих людей «призывают» оказать юридическую помощь). Все вместе адвокаты образуют профессиональное сообщество – адвокатуру.

В России профессия адвоката организована следующим образом. Все адвокаты объединены в независимую от государства ассоциацию – Федеральную палату адвокатов (ФПА) и региональные адвокатские палаты. ФПА устанавливает общие правила адвокатской работы, а региональные палаты экзаменуют желающих получить статус адвоката и выдают им адвокатские удостоверения.

Государство признаёт за адвокатами особые права и в ряде случаев разрешает работать в суде только им, а не кому попало. В России, например, только адвокат может быть представителем подсудимого («защитником») в уголовном деле (ч. 2 ст. 49 УПК РФ). При этом закон делает исключение при производстве у мирового судьи (где подсудимому грозит не больше трёх лет) – там защитником может быть любой человек.

Адвокат не может быть работником какой-то организации. Он либо действует самостоятельно, либо объединяется с другими адвокатами для совместной работы. Но его заработок в любом случае зависит от наличия клиентов и их готовности платить. И в этом плане адвокат – это по сути тот же частнопрактикующий юрист. Он тоже не получает ни от кого постоянной зарплаты, самостоятельно ищет клиентов и работает за гонорар.

Соответственно, единственное важное отличие адвоката от других частнопрактикующих юристов – наличие адвокатского удостоверения и право защищать в суде человека, которого хотят посадить больше чем на три года. Поскольку такие дела составляют небольшую часть правовых проблем, большинство юристов не видят смысла в получении статуса адвоката. И в России на одного адвоката приходится не менее десяти частнопрактикующих юристов и сотрудников юридических фирм.

Многие адвокаты считают себя элитой юридической профессии, однако их статус мало влияет на качество работы. Как и любой другой юрист, адвокат может быть и хорошим, и плохим. И если вам нужен представитель в суде, необязательно искать именно адвоката: сгодится любой юрист, специализирующийся на нужной вам сфере (страхование, недвижимость, налоги и др.). Исключение – если вас обвиняют в совершении преступления. Тогда придётся искать именно адвоката, потому что другого юриста суд к вам не допустит.

В большинстве стран (в том числе в России) подсудимый на следствии и в суде обязательно должен иметь защитника. И если у него нет денег, государство назначает адвоката и оплачивает его работу. Поскольку подсудимые, как правило, не очень богаты, такие «назначенные» адвокаты работают по большинству дел. К сожалению, многие делают это недобросовестно. В юридическом сообществе даже возник термин «мебельная защита»: это когда адвокат в уголовном процессе ведёт себя как предмет мебели (не задаёт вопросов и не спорит). Ещё одно название для таких адвокатов – «карманные» (то бишь они как бы в кармане у следователя).

Проблема в том, что на процедуру назначения адвоката влияет следователь – то есть человек, не заинтересованный в том, чтобы обвиняемый получил качественную правовую помощь. Я уже сравнивал судебный процесс с рыцарским поединком. Так вот, представьте, что один из рыцарей получит право подбирать для своего противника лошадь и доспехи – естественно, он даст ему что-то похуже. Следователь и дружащий с ним судья постараются не пустить в дело активного адвоката, а предпочтут более сговорчивого – отсюда и низкое качество защиты по большинству дел.

Впрочем, в некоторых регионах пытаются сломать такую практику. «В Санкт-Петербургском горсуде начала действовать автоматизированная информационная система «Адвокатура», направленная против практики привлечения к делам так называемых «карманных адвокатов»... С помощью этой программы автоматизируются прием и распределение Адвокатской палатой Санкт-Петербурга заявок на участие в судопроизводстве адвокатов по назначению органов следствия и судов» (Legal.Report).

Работе адвокатов посвящено интересное социологическое исследование Тимура Бочарова и Екатерины Моисеевой «Быть адвокатом в России». Кроме того, о работе хороших адвокатов можно почитать книгу Юрия Чурилова «Самоучитель начинающего адвоката» и мемуары Дины Каминской «Записки адвоката», а о работе плохих – статью Веры Челищевой «Адвокаты государственного обвинения» («Медуза»).

Лирическое отступление: судебные юристы и адвокатская монополия

«Судебными юристами» называют людей, которые защищают чьи-то интересы в суде.

Дело в том, что участники судебного процесса могут прийти на заседание сами, а могут прислать своего представителя. При этом суду неважно, какие отношения связывают участника процесса и его представителя (дружба, договор или что-то ещё). Также суду неважно, что за профессия у этого представителя. Главное – он должен показать доверенность от участника процесса, где указано, что тот уполномочил его вести дело.

Судебному представителю обычно не нужен никакой специальный статус, лицензия, разрешение и даже юридическое образование. Участники процесса нанимают юриста либо просят пойти в суд своего родственника или знакомого. А юрлица и предприниматели посылают в суд своих юрисконсультов.

Таким образом, повторюсь, в российском суде в большинстве случаев любой человек может защищать интересы любого человека и любой организации. Статус адвоката (кроме ведения защиты в уголовном процессе) для этого не нужен.

Но последние несколько лет в России идут разговоры о так называемой «адвокатской монополии». Федеральная палата адвокатов предлагает запретить работу представителем в суде кому-либо, кроме адвокатов. И хотя из этого правила предлагают сделать ряд исключений, такая тенденция не очень радует.

Любая монополия – это плохо. На мой взгляд, люди вправе сами решать, кто будет им помогать. Сегодня человек, не имеющий времени на суд, может отправить на заседание друга или родственника, чтобы тот показал судье оригиналы важных документов. А при введении адвокатской монополии даже по копеечным делам человеку придётся либо ходить в суд самому, либо нанимать адвоката. Всё это будет неудобно либо слишком дорого. Кроме того, статус адвоката отнюдь не гарантирует добросовестность и профессионализм юриста.

Пока, к счастью, адвокатская монополия не введена и, возможно, всё ограничится разговорами.

Нотариат и нотариусы

Нотариус – это юрист, которого государство уполномочило удостоверять сделки. Термин «нотариус» происходит от латинского notarius (писец, скорописец, секретарь). Все вместе нотариусы образуют профессиональное сообщество – нотариат.

Эта профессия возникла, поскольку люди и организации каждый день совершают тысячи сделок. И чтобы избежать лишних споров и конфликтов в духе «я не я и подпись не моя», при заключении наиболее важных сделок присутствует профессиональный свидетель – нотариус. Он удостоверяет личность участников, выясняет, чего они хотят и есть ли у них право на эти действия, проверяет законность сделки. Затем нотариус ставит отметки на документе о сделке и вносит данные о ней в свой реестр. После этого в случае конфликта нотариус покажет в суде, что такая сделка действительно была и что заключили её эти люди.

Поскольку сделок в любой стране очень много, государство обычно отдаёт эту функцию в частные руки. И хотя нотариусы формально действуют от имени государства, но работают совершенно самостоятельно и получают деньги не из бюджета, а от клиентов.

Некоторые сделки нужно обязательно заверять у нотариуса (например, завещание или брачный договор). Иногда никто не заставляет людей идти к нотариусу, но они делают это для надёжности, чтобы предотвратить возможные споры в суде.

Также нотариус может засвидетельствовать подлинность подписи, верность перевода или копии документа. А для споров, связанных с нарушениями закона в интернете, нотариусы делают «нотариально заверенный скриншот». Этот документ удостоверяет, что на таком-то сайте в такой-то момент была определённая информация. Его можно использовать как доказательство в суде. Правда, такой документ умеют и хотят делать далеко не все нотариусы.

В мире действуют разные системы нотариата. В России сложилась не самая удачная модель. Как и адвокаты, российские нотариусы объединены в самоуправляемую ассоциацию – Федеральную нотариальную палату и нотариальные палаты регионов. Но если число адвокатов не ограничено, и стать им может любой сдавший экзамен, то количество нотариусов строго лимитировано. Минюст установил, что на 15-30 тыс. человек должно приходиться не больше одного нотариуса (Приказ Минюста РФ от 26.11.2008 N 275). В Москве, например, работает всего 700 нотариусов (Постановление Правительства Москвы от 26.09.2012 № 513-ПП). И юрист может получить должность нотариуса, только если один из действующих нотариусов уйдёт на пенсию или умрёт.

В результате создаётся дефицит нотариусов и, соответственно, большой спрос на услуги каждого из них. При этом нотариусы сами назначают цены за свои услуги. Точнее, в Налоговом кодексе прописаны тарифы на их услуги, однако нотариусы откажутся работать без дополнительной оплаты так называемых «услуг правового и технического характера». Скажем, заверить доверенность стоит 200 р. (п. 2 ч. 1 ст. 333.24 НК РФ), но в Москве нотариус ничего не сделает, если вы не заплатите ещё 1000 р.

Тарифы на «услуги правового и технического характера» устанавливает нотариальная палата регионов. Получается то, что экономисты называют картельным сговором – когда все предприниматели, работающие в одной сфере, держат цены на высоком уровне и не допускают на рынок конкурентов. Это как если бы в Москве всего 700 таксистов могли по закону перевозить людей и на общем собрании сами назначали цены за свои услуги.

Благодаря этому должность нотариуса стала в России самой доходной юридической работой. Вот как издание Ура.Ру описывало состояние типичного представителя этой профессии – нотариуса Светланы Зацепиной из Екатеринбурга, жены тогдашнего начальника областного Росреестра Михаила Зацепина: «Только по официальным данным, в 2011 году Зацепина заработала более 19 млн рублей. На нее оформлены пять квартир общей площадью 464 кв.м., земельный участок, гараж, автомобиль «Лэнд Ровер» и шесть нежилых помещений общей площадью почти 600 кв.м.» (Ура.Ру).

Профессия нотариуса не только доходная, но и очень лёгкая. Сами нотариусы редко делают что-то сами – за них работают помощники. «Не надо приходить на работу к 8 утра, не надо никуда бегать, в отпуске можно находиться 60 календарных дней. Если деятельность налажена нормально, можно вообще не работать. Ты просто держатель лицензии, а трудятся за тебя твои помощники – нотариальные «негры» (Ура.Ру).

Естественно, получить такую выгодную работу крайне сложно. И процедура назначения нотариусов стала очень закрытой и непрозрачной. Назначает их конкурсная комиссия, состоящая из представителей нотариальной палаты региона и Минюста. И по стечению обстоятельств конкурсы обычно выигрывают родные и близкие других нотариусов или высокопоставленных чиновников и судей.

Громкий скандал по этому поводу произошёл в середине 2000-х годов после одного из заседаний конкурсной комиссии в Москве. «30 сентября 2005 года статус нотариуса был, в том числе, присвоен родственникам ряда известных должностных лиц, среди которых Ксения Платонова (дочь спикера Мосгордумы), Александр Пронин (сын начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина), Алексей Кузовков (зять главы МЧС Сергея Шойгу), Людмила Радченко (жена заместителя председателя Верховного суда России Владимира Радченко) и, наконец, Ирина Буксман (жена главы московского управления Росрегистрации Александра Буксмана), приказ о назначении которой на должность нотариуса подписал её муж, возглавлявший конкурсную комиссию» (Право.Ру).

Юристы, проигравшие конкурс, обратились в суд, прося признать нарушения при проведении этой процедуры. Результаты конкурса аннулировали, но, как потом оказалось, большинство юристов всё равно получили заветные должности. «В 2008 году московская нотариальная палата объявила конкурс на открывшиеся по решению суда вакансии и 25 «уволенных» нотариусов... были снова приняты на работу, объясняет представитель Федеральной нотариальной палаты Алексей Лацейко: победившие на конкурсе люди не виноваты, что он прошел с нарушениями» (Право.Ру).

С тех пор таких крупных скандалов не было, но положение дел осталось неизменным. Нотариат до сих пор остаётся закрытым сообществом, куда не допускают посторонних.

При этом высокие расценки на услуги нотариусов мало соотносятся с их качеством. Часто к ним скапливаются нешуточные очереди. Большинство нотариальных контор работают, как госучреждения – только в будни в рабочее время. Очевидно нотариусу не нужно делать график удобным для клиентов – их и так будет достаточно.

Решить эти проблемы помогла бы ликвидация клановости и закрытости нотариата. Тут возможны два варианта. Первый – создание государственного нотариата при Минюсте и введение должности чиновника, который оказывает нотариальные услуги по чётко установленным минимальным тарифам. Второй вариант – ликвидация «нотариального картеля»: снятие ограничений на их численность и запрет ценовых сговоров. Любой юрист, отвечающий определённым требованиям и сдавший экзамен в управлении Минюста, должен иметь право получить статус нотариуса. Это постепенно привело бы к росту числа нотариусов, конкуренции между ними, снижению цен и повышению качества услуг. А можно совместить оба варианта: и создать государственные нотариальные конторы, и разрешить деятельность частных нотариусов.

Пока же нотариус в России – самая презираемая и ненавистная юридическая профессия. Адвокаты, следователи, чиновники и судьи вызывают если не симпатию, то хотя бы сочувствие (например, из-за перегруженности на работе). А вот нотариусов, берущих деньги из воздуха, не любят все – и другие юристы, и простые люди.

И напоследок анекдот. По улице идут богатый нотариус, бедный нотариус и Дед Мороз. Видят на тротуаре 5000-рублёвую купюру. Вопрос: кто ее подберет? Ответ – никто. Потому что Дед Мороз и бедный нотариус – вымышленные персонажи, а богатый нотариус не станет напрягаться из-за такой мелочи.

Лирическое отступление: нотариусы под защитой

Причина больших расценок на нотариальные услуги – недостатки законодательства и судебной практики. С одной стороны, нотариусы вроде бы должны работать по тарифам, установленным в Налоговом кодексе РФ. С другой стороны, закон разрешает нотариусу взимать плату за «оказание услуг правового и технического характера», сокращённо – УПТХ (ст. 23 «Основ законодательства РФ о нотариате»).

Строго говоря, нотариус не должен навязывать эти услуги. Однако у людей нет никакого способа от них отказаться. Можно только пойти к другому нотариусу, но тот будет вести себя точно так же.

Конституционный суд как-то проверял эти правовые нормы и в своем определении от 1 марта 2011 г. № 272-О-О решил, что они не противоречат Конституции. Однако далее суд истолковал их так: «Лицо, обратившееся к нотариусу, не связано необходимостью получения от нотариуса – помимо нотариальных действий – дополнительно услуг правового или технического характера. Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер».

К сожалению, это замечательное толкование не получило никакого применения на практике. Как-то я ради развлечения судился по этому поводу с женщиной-нотариусом, которая навязала подобные «услуги» моему приятелю. У нас была аудиозапись разговора, а нотариус в суде признала, что ей принесли готовую доверенность, но она отказалась заверять её без дополнительной оплаты. Однако Басманный районный суд Москвы, а вслед за ним и Московский городской суд решили дело в пользу нотариуса и отказались взыскать с неё деньги за навязанные УПТХ. Цитата: «доказательств понуждения Н. на изготовление и удостоверение доверенности за плату в размере 1200 р. не представлено, при несогласии с размером оплаты услуг заявитель имел возможность отказаться от указанного оформления доверенности и обратиться к другому нотариусу» (апелляционное определение Мосгорсуда от 18.11.2015 по делу № 33-42587).

В общем, если нотариус не заставил вас под дулом пистолета оплатить его услуги, то никакого навязывания здесь нет. Ну а мою ссылку на определение КС РФ оба суда просто проигнорировали.

Возможно, более действенным был бы другой вариант – ничего не платить, а в суде пожаловаться, что нотариус отказался заверять доверенность. Возможно, в этом случае суд обязал бы нотариуса выполнить свою работу по законным тарифам. Но это всё заняло бы минимум несколько месяцев. Большинство людей не готовы столько ждать ради оформления доверенности.

Таким образом, нотариусы могут и дальше вымогать дополнительные деньги, а избежать оплаты этих «услуг» вы, скорее всего, не сможете.

Госслужащие (чиновники)

Государственный служащий (в просторечии – «чиновник») – это работник того или иного государственного органа.

Многие госслужащие должны иметь юридическое образование, потому что их работа связана с правом. Некоторые из них составляют договоры, приказы, заявления или проверяют акты ведомства на соответствие законодательству. Другие занимаются правоохранительной работой в надзорном ведомстве: реагируют на жалобы, проверяют организации и выявляют нарушения. Наконец, существуют госслужащие, у которых юридическая работа совмещена с управленческой или даже политической (например, у министров).

Главный госслужащий в России – президент, чья работа тоже требует юридических знаний. И два последних президента России (Путин и Медведев) имеют юридическое образование.

Госорганов у нас очень много, а специфика работы в каждом ведомстве своя. Немного идеализированное, но в целом достоверное представление о работе госслужащих можно почерпнуть из книги Глеба Архангельского «Госслужба на 100%».

Работники суда

О структуре судебной системы я уже рассказывал. Сейчас добавлю пару слов о том, кто в судах работает.

Главные работники суда – судьи. Они ставят точку в спорах граждан, организаций и госорганов, решая, кто прав и кто виноват, кто нарушил закон и что с ним после этого делать.

Судьями могут быть только граждане России старше 25 лет с высшим юридическим образованием и опытом правовой работы не менее 5 лет (Конституция РФ, ст. 119). Судье запрещено быть депутатом, состоять в политической партии, вести бизнес или подрабатывать где-то помимо суда. В виде исключения им разрешают преподавать, заниматься наукой, писать книги и учебники.

Самое подробное исследование о жизни и работе судей – книга «Российские судьи: социологическое исследование профессии» под ред. В. Волкова. Из неё можно узнать, что большинство судей в России – женщины средних лет, а в целом это изолированное и закрытое для посторонних профессиональное сообщество. Большинство судей перегружены однообразной работой, не общаются ни с кем, кроме коллег и родных, и живут в страхе нарушить гласные и негласные правила и лишиться работы.

Характерная цитата из интервью судьи, взятого для книги: «У нас судейская работа, видите, с чем связана, с тем что, когда ты сюда приходишь, друзья у тебя практически заканчиваются. То есть в личном плане ты живешь только в кругу своей семьи. За пределы ты стараешься не выходить, потому что это может быть неправильно истолковано и может закончиться прекращением полномочий. Поэтому ущербность судейской работы в том, что у меня практически нет друзей»

Одновременно с этим у большинства судей зарплата выше средней по их региону, поэтому они упорно держатся за своё место. Сочетание страха и высокой зарплаты приводит к тому, что судьи избегают любых решений, которые могут привести к неприятностям. Отсюда и берутся те почти 100% решений в пользу госорганов, о которых я рассказывал в предыдущих главах.

За каждым судьёй закреплены два отдельных сотрудника: помощник и секретарь. Это тоже в основном женские профессии.

Ключевая фигура в российской судебной системе – помощник судьи. Именно он (точнее – она), как правило, пишет судебное решение. Дела у нас чаще всего рассматривают по шаблону, поэтому помощнику нужно лишь взять одно из предыдущих решений и написать новое методом «копировать-вставить». Потом судья вычитывает текст, исправляет ошибки и ставит свою подпись.

Также помощник судьи общается со сторонами по делу – именно ей вы будете звонить, если захотите узнать время и место судебного заседания. «Как образно заметил один из судей в экспертном интервью, помощника вполне можно рассматривать в качестве «судьи номер два» («Кто принимает судебные решения» Д. Скугаревский, Т. Бочаров («Ведомости»).

Большинство новых судей в России – это бывшие помощники судей. Судебная система не любит чужаков, так что работа помощником у судьи, готовящей тебя в преемники, – главный способ сделать судейскую карьеру.

Другая важная фигура в суде – секретарь судебного заседания. Она ведёт протокол заседания – документ, где записаны реплики участников процесса. Также секретарь составляет повестки, и делает работу, которую не успевает выполнить помощник судьи.

«Я пыталась протокол с помощью диктофона вести, но оказалось, что с ним всё в два раза дольше, – рассказывает секретарь судебного заседания сайту «Медиазона». – С одной стороны, можно во время заседания ничего не делать и заниматься своими делами, а с другой, потом приходится долго расшифровывать эту плохую запись, на которой слышно, как они двигают стулья и шуршат бумажками. Так что я отказалась от диктофонных записей и писала всё сама — быстро записываю по полслова, а потом уже расшифровываю. Многие формулировки, которые в суде всё время повторяют, можно писать просто условными обозначениями».

Помимо помощников и секретарей, в суде работают сотрудники канцелярии, приёмной, архива и других подразделений. Однако их работа не юридическая, и не требует глубоких правовых знаний.

Резюме

Главный правоохранительный орган в России – Министерство внутренних дел (МВД). Его основное структурное подразделение – отдел полиции. В нём работают сотрудники дежурной части (принимают сообщения о преступлениях), оперативники (выявляют и раскрывают преступления), следователи и дознаватели (ведут предварительное расследование), сотрудники патрульно-постовой службы (следят за порядком на улицах), участковые (отвечают за порядок на небольшой территории). Также в МВД есть отделения ГИБДД, транспортной полиции, управления по вопросам миграции и т. д.

Следственный комитет (СК) при содействии оперативников МВД расследует наиболее серьёзные преступления. Федеральная служба безопасности (ФСБ) раскрывает и расследует преступления, связанные с терроризмом, шпионажем, госизменой и некоторыми другими вещами. В состав ФСБ входит Пограничная служба.

Прокуратура – это орган, который от имени государства убеждает суд в том, что человек совершил преступление. Теоретически прокурор должен осуществлять надзор за тем, как проводится следствие, однако на деле не имеет почти никаких полномочий. Он должен лишь взять дело, подготовленное следователем, и представить его в суде. Кроме того, российские прокуроры должны осуществлять надзор за соблюдением всех законов всеми организациями в стране.

Министерство юстиции (Минюст) проводит анализ всех будущих законов, регистрирует некоммерческие организации и контролирует работу адвокатов и нотариусов. Кроме того, Минюсту подчиняются ЗАГСы, Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) и Федеральная служба судебных приставов (ФССП). ФСИН наказывает тех, кого суд признал виновным в совершении преступления, а ФССП помогает судам в работе и исполняет решения по гражданским и административным делам.

Федеральная служба охраны (ФСО) охраняет важных российских чиновников, Федеральная налоговая служба (ФНС) следит за соблюдением налогового законодательства, Федеральная таможенная служба (ФТС) контролирует перемещение товаров через границу. Главное разведывательное управление (ГРУ) и Служба внешней разведки (СВР) занимаются разведкой в других странах.

Федеральная служба войск национальной гвардии РФ (Росгвардия) – наполовину военная, наполовину правоохранительная структура, в состав которой входят Национальная гвардия (бывшие внутренние войска МВД), вневедомственная охрана, СОБР и ОМОН.

Надзорные службы – Роспотребнадзор, Роскомнадзор, Роструд и др. – следят за соблюдением законодательства в определённой сфере и привлекают нарушителей к административной ответственности.

Частнопрактикующий юрист – это человек, который помогает людям или организациям решать правовые проблемы. Некоторые юристы объединяются в юридические организации и совместно оказывают гражданам и фирмам правовые услуги.

Юрисконсульт (он же «инхаус-юрист» или «корпоративный юрист») – этот штатный сотрудник организации, который решает её юридические проблемы.

Адвокат – это независимый советник по правовым вопросам, который сдал соответствующий экзамен и состоит в адвокатской палате. Все вместе адвокаты образуют профессиональное сообщество – адвокатуру. В России только адвокаты могут защищать подсудимого по большинству уголовных дел.

Нотариус – это юрист, которому государство дало полномочия удостоверять сделки. Все вместе нотариусы образуют профессиональное сообщество – нотариат. В России сложилась не самая удачная модель, из-за которой возник дефицит нотариусов и большие цены на услуги каждого из них.

Государственный служащий (в просторечии – «чиновник») – это работник того или иного государственного органа. Многие госслужащие должны иметь юридическое образование, потому что их работа связана с правом.

Судьи – главные юристы страны. Они ставят точку в спорах граждан, организаций и госорганов, решая, кто прав, а кто виноват. Судьями могут быть только граждане России старше 25 лет с высшим юридическим образованием и опытом правовой работы не менее 5 лет.

За каждым судьёй закреплены два отдельных сотрудника: помощник и секретарь. Помощник судьи помогает составлять судебное решение и общается со сторонами по делу. Секретарь судебного заседания ведёт протокол заседания, составляет повестки, и выполняет другую работу, которую не успевает сделать помощник судьи.

Книгу "Правоведение для всех" в бумажном виде можно купить в следующих местах: «Озон»«Библио-глобус»«Читай-город»«Москва»«Молодая Гвардия»My-Shop«Буквоед» и магазин URSS (самая низкая цена – 299 р.). Также её можно приобрести лично у меня; самовывоз – 300 р. (г. Москва, 300 м от метро «Бауманская»), отправка по почте – 450 р. (пересылка в любую точку РФ). Пишите на мэйл rusakovich@gmail.com, через VK и FB, сообщу вам все необходимые контакты и (или) реквизиты.
Электронная версия книги продаётся по цене 96 р. в интернет-магазинах RideroLitres и Ozon, а по цене $1,97 - на Amazon. С
 каждой проданной книги на Ridero я получаю 60 р., а на Litres, Ozon и Amazon - 24 р., так что при прочих равных лучше покупайте её в Ridero. Если вам кажется, что цена несправедливо низкая и вы хотите поддержать автора на бОльшую сумму, то можете пожертвовать столько, сколько считаете нужным, на мой Яндекс-кошелёк - 410011245764209
Замечания, предложения, дополнения, указания на ошибки и опечатки можно присылать по адресу rusakovich@gmail.com